Cymbalta — Пирожки

Каждый день одно и то же. Я спрашиваю тебя, что приготовить покушать, ты отвечаешь, что не знаешь, а потом ты всегда недоволен, — покачала я головой. — Ну неужели так трудно сказать точно?

Муж отвёл взгляд от компьютера, на чёрном экране которого толпились мелкие белые строчки на непонятном языке, медленно устало заморгал, а потом сказал:

Ну… Не знаю… Ну, люба, ну может пирожков с сыром спечёшь?

С сыром?

Так, а шо? Бабуня часто делала, смачно было.

Хммм, не припомню…

Память-то курячая, — рассмеялся он.

Какая?

Как у курки. Короткая.

Опять ты за своё, — я надула губы. — Тогда пирожков не будет!

Ну шо ты, люба… Ну пробачь… Я не буду.

Ты как дитё прямо… — я снова покачала головой. — Ну хорошо, будут тебе пирожки.

Спасиби, — он приподнялся на кресле и чмокнул меня в щёку. — Ну мне б поработать…

Ох, знаю я твой часик, Миш, опять зависнешь в Интернете, пока есть не позову.

Ну так шо, работаю ж, гроши ж заколачиваю, люба…

И не поспоришь. Правда, очень уж часто он сворачивает окно, когда я захожу в комнату. Вечно какие-то секреты от меня.

Что за Люба-то, кстати? Общаешься с кем-то?

Шо?

Ты меня вечно называешь Любой! Так сложно запомнить, что я — Даша?

Дашо, я це помню… Я ж ласково хочу. Казати ще раз, шо я тебе кохаю…

Боже, Боже, Боже! — я схватилась руками за голову. — Я не понимаю тебя! Ну неужели так трудно говорить нормально?

Как можу…

Как могу, как могу… Ну так уж и быть, поверю. Работай, изменник.

Последнее слово я сказала уже с иронией, но он всё равно нахмурился.


Я замешивала тесто и думала. Любовь зла, говорите? Может быть. У всех проблемы с мужьями. Многие это понимают только после свадьбы, но вот я догадалась сразу, что с моим будет тяжело. Нет-нет, парень хороший. Просто не русский… Да нет, не кавказец! За кавказца я бы не вышла точно. Нет-нет, всего лишь украинец. Почти русский? О нет, вы не знаете украинцев… Ну, или не разговаривали с такими, которые только на своём и умеют. Ничего же не понятно!

Вот и мой. В России он уже жил, когда мы познакомились, русский худо-бедно знал, когда хотел, мог даже говорить так, чтобы его понимали. И сейчас у него уровень помаленьку улучшается. Но когда ему не хочется думать, или если он дома, он стараться не будет. И начинается смесь. Слушать жутко, понимать ещё труднее. Полгода женаты, а всё никак не привыкну.

Свекровь всё говорит: «Раз вышла за украинца, то учи язык!» Но зачем? Живу-то я в России, говорит в окружении только муж со свекровью. Пускай уж он учит, ему нужнее. И пусть мне не мешают. Тут бы разобраться, как эти пирожки с сыром делать. Ну посмотрим, может, в моей поваренной книге что-нибудь будет…

Ага, вот, нашлось. Какие-то абхазские. Рецепт вроде бы простой, и брынза дома есть, вот только они жареные, а ведь вроде как он просил испечь. То ли я нашла? Полистала ещё немного, ничего не нашла. Ну и да ладно. Захотел пирожков — получит пирожки. А если его чего-то там не устроит, то сам виноват будет.


Милый, иди кушать, — зову с кухни. Обычно звать его приходится по нескольку раз, так как он всё никак не может оторваться от компьютера. Но на этот раз приходит сразу же. — А ты быстро. Интернет сломался?

Интернет не ломается, ломаются коннекторы, — улыбается Миша. — Я просто люблю ци пирожки.

Ого, ты любишь что-то больше, чем Интернет.

Ну опять ты! Шо за ревность? Сначала ты, потом пирожки и потом Интернет!... О, ты и каву сварила? Ой ты золотце мое…

Да садись уже есть, — хихикаю я, ставя кружку на стол. — Наливай себе кофе и кушай.

Муж наливает себе кофе, добавляет молока, потом берёт с тарелки один из нижних пирожков и смотрит на неё влюблёнными глазами. Ну как ребёнок прямо, не могу не улыбнуться. И потом с выражением блаженства на лице надкусывает…

В следующую секунду всё резко меняется. Надкушенный пирожок сиротливо лежит на полу, а муж откашливается. Встаю и стучу ему по спине.

Что-то не так, Миш? Я что-то не так сделала?

Так… — отвечает он. — Чому ты зробила хачапури?

Какие хачапури? Это просто пирожки с сыром! Как ты и просил!

Я не просив хачапури!

Ты что, идиот? — начинаю злиться. — Ты попросил пирожков с сыром. Я их сделала. Какие претензии?

Ни с цим сиром!

Не с этим сыром??? А с каким???

Ну чего ты кричишь… — грустно отвечает Миша. — Зараз покажу.

Он встаёт и подходит к холодильнику, при этом сильно горбится, и вообще вид у него как у побитой собаки. Мне становится не по себе. Вот почему я всегда что-то не так делаю? Конечно, он сам тоже хорош, начинает кричать, не объясняя, но всё-таки это не дело.

От цей сир, — Миша небрежно кладёт на стол упаковку творога, почти кидает. — З ним треба.

С ним надо? Но это же творог!

Ни, це сыр, — хмуро отвечает он.

Это по-украински что ли?

Угу.

А как по-вашему «сыр»? Который в пирожках.

Сыр.

И как же вы его отличаете?

Не знаю…

Миша… Ты прости, что я так… Но ты и сам бы мог точно объяснить, с чем делать пирожки, раз вы творог и сыр не различаете. А кричать-то зачем?

Он виновато разглядывает свои тапочки. Приобнимаю его:

Я в следующий раз испеку, какие надо. Хорошо? Ну а эти… Я попробовала, мне понравились. Может не такие уж они и плохие?

Миша утягивает с тарелки ещё пирожок и надкусывает:

Так, недурни…

Ну раз неплохие, то давай их сейчас покушаем? Ты же голодный.

Ага…хорошо, люба. Спасиби, — он чмокает меня в щёку и снова садится за стол.



Расскажите друзьям:


Автор


Cymbalta

Возраст: 24 года





Читайте еще в разделе «Юмористическая проза»:

    Комментарии приветствуются
    да, межкультурные различия
    0
    27-01-2013




    Автор


    Cymbalta

    Возраст: 24 года


    Цифры
    В избранном у: 1 (Ося Лист)
    Открытий: 901
    Проголосовавших: 1 (mynchgausen8)
    Рейтинг: 8.00  

    Пожаловаться