Алиса Могам — Инна. Мои воспоминания.

Проза / Рассказы15-03-2018 20:48
Инна. Что я чувствую при упоминании этого имени? Сказать честно, ничего. С человеком, который носил это имя, у меня ассоциируется совсем другое, более близкое, то которым привыкли независимо от того, кто они ей называть ее все окружающие: внуки, правнуки, соседи, знакомые.

    Та, которая приносила свет. Кто она мне? Прабабушка или лучшая подруга? Не могу дать точного ответа, она была для меня и тем и этим.

    Порой как приятно было темной ночью, когда ты ляжешь в постель, следить за ней: она войдет, пошутит, прикроет дверь, оставив маленькую щель, и ляжет, прижмешься к ней, такой мягкой и маленькой и вы ещё долго не уснете. Она пошутит раз, другой, потом помолится и, повернувшись на бок, ещё не скоро уснет.

        Она казалась такой простой и такой незнающей, однако за этой маской юмора и детской непринужденности таился необычайный ум, хитрость и возможно то, что я не успела в ней разгадать, что-то загадочное.

    Она во всем нашла бы плюс и то, над чем можно посмеяться. Её беззаботность, веселость были так успокоительны, так влиятельны на нас и наше настроение.

    Она обладала великолепным чувством юмора и актерским мастерством. Не раз она разыгрывала ситуации, когда я доверившись ей, становилась жертвой шутки.

    Вы спросите, почему бабушки всегда близки с детьми, все потому что они также беззаботны и спокойны как дети.


   Она прожила счастливую, беззаботную жизнь. Пятеро детей, отличный муж ( что понимала я из её рассказов, так как не застала живого прадеда). Казалось бы, моя Инна жила в гармонии, и судьба её была удачной, однако за этой удачей таилось страшное, военное детство. Об этом я знаю только то, что она потеряла на этой войне всех: отца, мать, братьев и сестер. Ей было 10 или 13 лет, дело в том, что точного своего возраста женщина никогда не знала. В документах числился примерный год рождения, а день она сама выбрала наугад, по крайней мере, её день рождения мы праздновали по паспорту, 1 июля.

       Моя прабабушка много путешествовала. Насколько я знаю, она побывала во многих странах. Инна моя мало рассказывала о своей жизни. Она почти ничего не рассказала мне о своём детстве, да и о том, как она жила после войны. Я знаю только то, что будучи девочкой окончила только 3 или 4 класса, она и сама точно не помнила, потом началась война, а когда закончилась, я думаю, никого уже не интересовала её грамотность. Не смотря на это, девушка была очень умна. У неё был природный ум, хитрость, некоторая смекалка и игривость.

        Я всегда любила проводить с ней время. В её компании никогда не было скучно. Она знала очень многое, верила приметам, могла многое предсказать. Она предсказывала как и погоду, так и события.

    Я бы не сказала, что за те несколько лет, что мы жили у неё, она была слаба. Как это бывает у старых людей, она имела проблемы с сердцем и она не могла подолгу ходить, однако была полностью самостоятельна. От того, она гуляла в окрестностях нашего дома, а её лучшеё подругой была продавщица в соседнем магазине. Весной, летом и в начале осени, даже зимой она шла к ней в магазин по вечерам, они сидели и часами разговаривали, о чем мне не известно, так как моя Инна знала несколько языков и говорила со своей подругой на родном языке подружки.

        Она гордилась, любила своих детей. Три сына и две дочери, все они жили далеко от неё, в столице и лишь иногда, а чаще всего летом в отпуск приезжали сюда, увидеть мать, отдохнуть на Родине и сходить на море.

       Её ярко выраженной чертой всегда было гостеприимство.

Ей не хватало общения, как только в доме появлялся какой-то человек, она его так просто не отпускала, будь то мастер, пришедший отремонтировать что-либо в доме.

       Она бы его накормила, приютила и с удовольствием поговорила о чем угодно. Её шутки, находчивость, веселость, всё это обращало людей в её сторону.

    Её любили все, даже едва знакомые люди, многим, находившимся рядом, совершенно чужим людям она могла заменить мать и бабушку.

    Когда мы переехали к себе, жить одной в огромном, частном доме одного из своих сыновей, моего деда, где мы жили с ней примерно года два, ей было бы трудно и окончательно одиноко.

    Для проживания с ней и помощи по дому нашли девушку Оксану (если память меня не подводит), которая так ужилась с нашей Инной, что стала ей как родная внучка.

    После того, как Оксана уехала, её заменила подруга другой моей бабушки. Тёть … мы все знали и до этого, но после того как она переехала к Инне, мы стали чаще видеться и конечно же она тала нам всем родной.

    Это невероятно добрая, чистая и набожная женщина лет на то время шестидесяти. Она близко дружила с моей бабушкой со стороны отца и теперь вошла в нашу семью ещё крепче.

    Она жила с ней несколько лет, они стали лучшими подругами.

С тех времен прошло несколько лет. И Инны уже нет.

Это была пятница 1 апреля, любимый праздник Инны, только в этот день я как всегда была в школе, жили мы у себя, а в гости в этот вечер не собирались и потому, в это первое апреля я обошлась без розыгрыша моей веселой прабабушки.

   Вечером, после школы, я как обычно должна была идти домой, но и сама я не помню, как ноги мои принесли меня в дом Инны.

Я успела только зайти поздороваться с ней, она обняла меня, поцеловала и я ушла, потому как не хотела идти домой в темноте.

    Утром, 2 апреля, в субботу в школе намечался субботник, куда я пошла перед занятиями, после которых я пошла домой, чтоб переодеться и вернутся на занятия, однако дверь мне не открыли.

Позвонив маме, я узнала, что они в больнице, сказать честно, я вообще не переживала, так как они собирались на этой неделе идти на обследование.


    По указанию матери, которая сказала, что они уже едут домой, я пошла в дом Инны. У дверей я встретила двух подруг моей Инны, работницу магазина и тётушку …, стоявших обнявшись и кажется плача. Увидя меня, тётя … сказала мне всё кротко и так, что я ничего не поняла : « … нашей нет!». Я пропускаю это имя, а точнее сказать именем оно не является, так мы обычно её называли, но я этого говорить не хочу.

    Обнимая меня, она залилась горькими слезами, но я ещё не ощутившая ничего, возможно шокированная, пролила несколько холодных слёз.

   Мама и бабушка ( со стороны папы) уже приехаи из больницы, чтобы подготовить дом к похоронам. Меня отправили к нам, чтобы я принесла черную одежду и ещё некоторые вещи. Кажется, именно уединившись с собой я поняла всё, что тогда произошло.

       Женщина, скучавшая по своим детям и внукам, в тот день собрала их всех у себя дома, приехали почти все. Я не хочу говорить о том дне, а точнее о днях.

    Инна. Что чувствую я при этом имени. Тепло.

Судьба опять перенесла нас жить в этот дом, где жила она. Иногда, идя в её комнату, невольно ждешь, что из под угла выйдет такая теплая, маленькая, родная.

    Диктуя себе эти строки я сижу на её любимом диване, где она ставила под голову плюшевого мишку и полулёжа вечером смотрела « Пусть говорят». После всех этих воспоминаний, нахлынувших на меня сегодня , я необычайно хочу поскорее убрать с колен компьютер, лечь, как часто это делала она на этот же диван, налить чаю и посмотретьеё любимые телепрограммы.


       Сегодня уже 15 марта, и уже скоро, второго апреля, будет ровно три года. Но она всегда со мной, всегда рядом в этом доме и если по началу у меня были страхи, то сейчас ощущение её для меня очень приятно. Я жалею только об одном, о том, что знаю её так мало.



Расскажите друзьям:


Автор


Алиса Могам

Возраст: 12 лет





Читайте еще в разделе «Рассказы»:

    Комментарии приветствуются
    Комментариев нет




    Автор


    Алиса Могам

    Возраст: 12 лет


    Цифры
    В избранном у: 0
    Открытий: 61
    Проголосовавших: 0
      

    Пожаловаться