Творимир Чернобожий — Майкл паникёр

О том, как комплекс по исследованиям времени объявил режим ЧС на планете Жуарже. И я тут был не при чём, честное слово!
После открытия комплекса прошло четыре недели по земному. Первый состав участников уже начинал практические эксперименты в этой области. Подумать только, у нас уже были результаты! Все бегали из угла в угол, как умалишённые. Были конечно некоторые скептики, что не позволяли делать эксперименты более смелыми и всё заканчивалось только на перемещении небольших предметов в будущее в закрытых лабораториях. Но оно работало: предметы исчезали и появлялись через некоторое время в одном и том же месте. Так как, уже давно установлено, что перемещения во времени в прошлое не приведут ни к чему хорошему, наш комплекс совершал эксперименты с будущим.


Сейчас, как я уже сказал, по прошествии четырёх недель, начиналась активная работа по созданию необходимых условий для дальнейших исследований. На только что прошедшем совещании были установлены средние минимумы производительности. Оказалось, что они несколько завышены, что кто-то сверху ждёт скорых результатов не раньше, чем через два земных года. Общий гул в зале, порождённый радостными выкриками и хлопками, красноречиво говорил об одобрении такого энтузиазма и было решено пополнить штат числом новых ассистентов. Когда я принялся рассматривать рекомендации, кто бы мне не попадался, уже был приглашён в комплекс на пробный срок другими учёными. Но, другие аспиранты, совсем не удовлетворяли моим требованиям. Работы, что планировалось возложить на готовящихся докторов наук не требовали больших знаний, скорее это были мелочные работы, связанные с отчётами и перебиранием различных «бумаг». Для них, это безусловно было уникальным опытом в работе современной науки, а для нас получением свободного времени. Производительность от такой системы повышалась вдвое, так как оба работника были готовы к новым идеям и у них имелось время на творчество. Энтузиазм к проекту не должен был угаснуть, и для этого рассматривались все предложенные пути для решения различных задач. Это правило не обходило стороной и молодых практикантов, что своими опытами иногда переворачивали весь облик комплекса, изменяя внутреннее убранство и заменяя тона в интерьерах для достижения лучшей производительности. Всю неделю я не мог подыскать кандидатуру на место моего ассистента, что меня устроила бы. Это были весьма тонкие требования, но я, будучи излишне нетерпеливым, не желал быть лояльным и пускать в угоду производительности собственную психику. Примерно в эту неделю другими, уже устроившимися помощниками моих коллег, был построен декоративный сад с вишнями. Это переделка прежнего места отдыха понравилась большинству персонала и почти каждый день там собиралось много народу, восседая на мелкой гальке и весело переговариваясь группами. Идея была одобрена большинством голосов собрания и вскоре в каждом отделе лабораторий было отведено своё индивидуальное, согласно области действий учёных место для расслабления.


Не особо сближаясь с людьми, единственными, с которыми я разговаривал были мой лучший друг Иргис и неизменный его спутник, с коим я успел познакомится и объездить много планет, во времена сбора учёных для поддержки развития этого проекта, миловидная и непривередливая участница первого созыва, наш коллега, Эрия. Мы уже давно крутились вместе и потому я успел привыкнуть к ней, а Иргис тем более, что нашёл в ней свою любовь, и так как это было взаимно они сблизились ещё больше. В первое время я долго к этому привыкал, но был рад за своих товарищей и ещё глубже ушёл в работу.


Затянув с выбором ассистента, я обнаружил, что хороший кандидат по какой-то причине остался невыбранным. Это портфолио не доходило до моих рук, так как предложений поступало очень много, и они пополнялись каждый день, а увидев постоянно остающуюся фамилию в списке, я решал, что способности данного практиканта оставляют желать лучшего, и даже не открывал содержимое, но интерес взял надо мной верх и я с изумлением обнаружил обратное. Мало того, что способности предлагаемого практиканта были многообещающими, и она сама оказалась очень способной к открытиям, что несомненно давало устойчивую уверенность в дальнейшем продвижении по карьерной лестнице, но к тому же и полностью удовлетворяла моим предпочтениям в характере. Я с чувством восторга и облегчения от решения проблемы радостно одобрил кандидатуру и принялся за неотложные дела. Через несколько минут ко мне в кабинет зашёл Майкл, ассистент Иргиса и начал настаивать на том, что компания не желает сотрудничать с многострадально выбранным мною кандидатом в ассистенты.


Я долго не мог перестроиться на получение новой информации, составляя очередной отчёт, и как только до меня дошло о чём шла речь, Майкл вышел за стеклянную перегородку, а я, разозлившись тому, что чей-то каприз рушит мои уже решённые планы, схватил стоящий подле меня стул и запустил его в сторону Майкла. Оказалось, стекло перегородки не было достаточно прочным и разлетелось вдребезги, окатив осколками перепуганного практиканта. В этот момент он, видимо подумал, будто имеет дело с сумасшедшим и во спасение проекта и всех его участников от действий нездорового объекта, кем я и являлся в ту минуту в его воображении, кинулся к пульту управления и вызвал тем самым изоляцию кабинетов. Майкл, таким образом остался со мной один на один. Я же не остался в долгу у такого наглого нарушителя порядка, что доставил лишний повод для паники и фактически остановил работу целой лаборатории, и выхватил стоящую в углу своего кабинета вешалку для того, чтобы отпугнуть впечатлительного молодого человека от пульта вызова охраны, затем, чтобы ещё и этим не дополнить беспорядок и неразбериху, и объясниться с ним разумеется мирным путём. Кинувшись в коридор я с печалью обнаружил, расстояние что было между нами оказалось слишком велико, чего я не рассчитал, и оперативно добраться до ненавистного практиканта, затем, чтобы предупредить дальнейшую выходку стало невозможным. А тот, увидев теперь во мне физическую угрозу, полностью убедил себя в моём сумасшествии и вызвал особый отряд для усмирения объектов, опасных для жизни и здоровья работников комплекса.


Почуяв чем дело пахнет, я решил избавиться от увесистой улики и швырнул её, не думая, в сторону. После чего, с ужасом обнаружил, что та полетела вниз на первый уровень прямо через перила на лабораторные оборудования. Охрана, что на беду была набрана не из очень смышлёных кадров, вошла в этот момент в зал, и услышав звук бьющихся предметов решила, что самое худшее случается прямо сейчас и временной парадокс разрушает вселенную. Разумеется, как это бывает обычно в подобной ситуации все подверглись общему влиянию и через несколько секунд режим чрезвычайной ситуации был принят не только всём комплексе, но и во всём поселении Жуарже. В дальнейшем меня в слезах раскаяния снимали с перил, на которых я повис, под влиянием паники, видимо я хотел таким способом поскорей спуститься на первый этаж и предупредить пришедшую охрану. Кстати, в этом случае их действия нельзя назвать неквалифицированными. Они сразу нашли виновника, и скрутили Майкла, кричащего во всё горло о том, что я, цепляющийся из последних сил за перила и перепуганный до смерти, пытался его убить вешалкой, и требуя немедленно его отпустить, и задержать настоящего нарушителя. Но, к счастью, все его призывы показались труженикам правопорядка беспочвенными, и они в некотором роде даже справедливо, по моему мнению, сочли Майкла за сумасшедшего и принялись оказывать первую помощь пострадавшему, то есть мне.


В конечном итоге, всё-таки установилась подлинная личность виновников, а их посчитали довольно много и тем самым в дальнейшем повысили безопасность комплекса. Я был отослан к психологу и освобождён от проекта на месяц. Что было с Майклом я точно не знаю, так как Иргис перестал со мной разговаривать и попусту не захаживал ко мне, видимо обижаясь за своего ассистента, а самого Майкла я избегал сам, впрочем, как и делал ранее. Но на такое долгое отстранение я вовсе не обиделся, наоборот нашёл своё положение очень удобным, так как теперь у меня освобождалось время разобраться с капризами компании, и поняв в чём их причина, постараться решить проблему и добиться того, чтобы новый выбранный мной практикант был всё-таки за мной закреплён.




Автор


Творимир Чернобожий

Возраст: 21 год



Читайте еще в разделе «Юмористическая проза»:

Комментарии приветствуются
Комментариев нет




Автор


Творимир Чернобожий

Возраст: 21 год



Расскажите друзьям:


Цифры
В избранном у: 0
Открытий: 28
Проголосовавших: 0
  

Пожаловаться