Оливия Ферзь — ХРАНИТЕЛИ

Игра с буковками, во имя хорошего настроения
Проза / Сказки09-01-2020 01:43
***ГЛАВА 1. Потерять и найти***

Проявление силы целителей, собственно, как и любой другой, было спонтанным. Именно поэтому её обладатели считались редкими. Поговаривали, будто дар имел разум, который отбирал детей и присваивал им частицу себя. Но, постойте-ка, о каком отборе может идти речь, когда ты ещё маленькая «фасолька» в утробе, под надёжной защитой родителей? А может сила умела предвидеть будущее? Или же приходила с подарком судьбы в разное время, в нужный момент, в последнюю секунду? Ответа на эти вопросы не было.

Странные исторические данные, часто восхваляемые учителями Школы для одаренных детей на острове Ифейона, заставляли Роксану задуматься и часами просиживать в библиотеке, выискивая точки соприкосновения. Таковых оказалось не так много. Постепенно где-то на задворках сознания девушки появилось необъяснимое ощущение ускользания истины. Всё описывалось как-то поверхностно, красиво, высокопарно и вдохновляюще, но мало что было доказано и обоснованно. Многое просто держалось на вере в… Во что? Или в кого? Также не уточнялось, но явно во что-то необъяснимое, прикоснувшееся к каждому целителю, одарившему его частицей силы. Небывалой. Особенно большое внимание уделялось «поцелованным» — возрождающим к жизни.

Детей с даром целителя забирали у родителей практически сразу после проявления силы. Затем, долгие годы весь преподавательский состав старался прочертить четкую линию между одаренными и … «остальными». Целители — возвращающие к жизни, залечивающие раны и увечья, их особенность очевидна. Подобное отношение вызывало в душе Рокси чувство удивления и непонимания.

Её дар проявил себя поздно. К этому моменту родители успели объяснить малышке Сан (так ласкового сокращали её полное имя старшие), что такое хорошо, а что такое плохо. Показали рассвет и звёзды после заката. Зародили в душе огонь любви и заботы, уважение и понимание. Научили строить замки из песка и готовить сладкие пирожки. Следить за порядком в отсутствие старших и спрашивать «кто там?», прежде, чем открыть дверь. Однако, извилистая дорога судьбы сделала новый завиток, меняя направление.

На их небольшое поселение обрушилась катастрофа — прибрежный район разрушило стихией. Вода схлестнулась с ветром, унося жизни. Отец и мать Сан были стражами средних сил и держали щиты до тех пор, пока, обессилив, не разрушили свои резервы. Оба знали, что их дар ничтожен по сравнению со стихией, но отдавать любимую дочь в её руки не собирались. Упрямство обоих передалось и дочери. Двенадцатилетняя малышка, со слезами на глазах встала между своими родителями и, ухватившись за запястья обоих, зашептала: «Жить, жить, жить». Родные ощутили залечивающие и наполняющие потоки, струящиеся по всему телу. Опыта у них хватало, поэтому отец и мать, не раздумывая, стали укреплять узоры, выстраивая и усложняя их. Щит вспыхнул, загораживая маленькую Роксану. Выгоревшая земля дымилась полумесяцем, повторяя контур щита, что выдержал удар стихии. Старшие быстрее юной целительницы осознали, что произошло, и засуетившись, приняли решение в ближайшее время покинуть родные края. Необходимо было отдать девочку на обучение, а самим обосноваться неподалеку, чтоб иметь возможность изредка навещать своё сокровище.

В любом обществе целители считались уважаемыми людьми. Для матери и отца стало огромной честью зачисление дочери во фракцию Целителей, всемирно известной школы для одаренных.

Девушка, впрочем, родительскую радость не разделяла, так как её учеба скорее походила на каторгу. На занятиях Сан задавала много вопросов учителям не по теме, а так же не всегда хорошо усваивала материал, что отражалось на успеваемости и отношении к ней. Среди однокурсников не было заносчивых гадюк, но и особой дружелюбностью никто не блистал. Эта равномерность была нормальным явлением в этой фракции. Никто не играл в снежки зимой и не шкодил. Мальчишки не забирались на территорию девочек и не дергали за косички. Летом не бросались в озеро, брызгаясь и смеясь. Сан смотрела на других студентов и не понимала, почему все дети — как взрослые? Первое время, пытаясь соответствовать общей массе, девушка лишь ухудшила ситуацию. Природная неуклюжесть, умение искренне и невпопад выражать свои мысли выдавали её с потрохами. В итоге, махнув рукой, Рокси привыкла быть одна среди толпы, эдакой белой вороной. Не оборачиваться и действовать, слушая и доверяя лишь зову сердца, интуиции и дару. Именно это и подсказало, больше узнать о том, что такое сила, её истоки, различия и уровни, как проявляется и кто основоположник исследований из различных источников, каждый из которых (особенно более ранние) трактовал по своему. Раньше, дальше своего небольшого поселения Предлесье целительница и не выбиралась. Поэтому превратившись в книжного червя, девушка всерьез решила узнать больше.

Не все науки давались легко, но упрямство помогло и тут, не позволяя отвлекаться, грея в душе мысль о том, что когда-нибудь она станет полезной и очень нужной. Это придавало сил. Главное, что ей нравилось дарить жизнь, наполнять энергией и залечивать раны. Она находила в этом что-то особенное и приятное, вызывающее тепло в груди. Только одно всегда сводило с ума: сосущее под ложечкой чувство чужой острой боли, а научиться отгораживаться от неё так и не удавалось.

Когда пришло время покинуть стены школы, девушка летела на крыльях мечты — помогать, спасать и наконец-то увидеть родителей, встречи с которыми свелись к минимуму из-за большой нагрузки и катастрофической нехватки времени. Какого же было ее удивление, когда Роксану вызвали в деканат и, выдав бумаги об окончании обучения, протянули два письма. В одном, аккуратно сложенное, направление на практику — следующую ступень во взрослую жизнь. Необходимо было показать свои силы, и это позволяли делать именно на практике, так как сразу после обучения, без соответствующего подтверждения, на работу брали неохотно. Чаще отказывали или же нанимали в качестве ученика с очень маленькой оплатой. При раздутой до небес гордости и самооценке редкий целитель принимал такие условия. Проще было пройти практику и, проявив свой дар, занять достойное, по собственному мнению, место.

Во втором письме сообщалось о кончине обоих родителей, случившейся еще полгода назад. Разлом резерва не прошел для них незаметно. Отец с матерью начали угасать и, не желая пугать свою дочь, молча боролись с необратимым процессом, начавшимся вследствие образовавшейся бреши. Маги были разные. Кто-то имел большой резерв, кто-то был и вовсе без него. Таких счастливчиков звали проводниками сил. Они редко подвергались опасности при большом выплеске, чего нельзя было сказать о «резервниках». Потеряв свой «сосуд», сила будто через дуршлаг, просачивалась, не питая, и носитель превращался в опустошенное тело. Нежизнеспособное. Восстановить резерв было возможно, но подобным искусством владели немногие. Тонкая работа, требовала участия сразу нескольких мастеров: целителя, стража и менталиста. Если первых двух найти было сложно, но возможно, то последние были слишком умны, чтоб распространяться о своём даре. Их сила сулила многим столько выгод, что зачастую людей с этой способностью просто выкупали (обменивали, продавали), как игрушки в собственное пользование. Изъян менталистов заключался в том, что при слабом даре они не могли оказать значительное воздействие на разум человека. И если кто-то по неопытности имел неосторожность проявить свой не развитый ещё талант, его хватали и превращали в пленника с целью дальнейшего использования по мере развития дара. Кто-то выдерживал, убегал, спасался. Кто-то ломался и служил всю жизнь. Кто-то погибал. Менталистов становилось всё меньше. Из-за бесчеловечного истребления и использования или из-за скрытности самих обладателей этого… проклятья? Никто не знал настоящей причины.

Мир рухнул, уйдя из-под ног девушки. А в душе всё перевернулось с ног на голову и обратно. Она кричала, плакала и спрашивала, почему ей не сообщили раньше, не позволили вылечить, вмешаться, найти необходимых людей. Хотя бы попробовать.

Декан, смотря с сочувствием на то, как целительница, давясь слезами, осела на колени, произнёс, оправдываясь: «Ты бы бросила учебу, Роксана. А это была преддипломная подготовка, последний курс. К тому же я отправлял к ним старших целителей, и это не принесло никакого эффекта, девочка. Что смогла бы тогда ты? Лишь загубить потраченные годы обучения. Они бы не хотели этого, понимаешь?»

Он был прав, но… Это не успокоило не на следующий день, не через неделю.

Куда идти дальше, когда крылья осыпались практически за минуту, будто и не было их вовсе? Спустя несколько дней начиналась её практика, но идти туда — а был ли в этом смысл? Глупо? Возможно. Истерично? Скорее всего. Это тоже не особенно беспокоило.

Написав декану небольшое письмо с извинениями, в котором сообщалось об отказе от практики, и собрав жиденький куль вещей, девушка покинула город, вознамерившись бродить по миру и помогать всем, кто будет в этом нуждаться. Думала ли она в тот момент о пропитании, жилье и работе? Нет. Небольшого запаса еды и воды, который она собрала с собой, должно было хватить на неделю. А потом? Вот потом, Рокси и придумает что-нибудь. А пока всё это сдвинулось на десятую ступень важности, оставив лишь только силу дара и упрямый взгляд.

Никакого четкого направления не было, поэтому, Сан, шла не разбирая дороги перед собой. Будто искала себя, чего-то или кого-то. И, как бы странно это не звучало — нашла. Просто споткнулась об эльфа. В прямом смысле этого слова. Парень едва дышал. Скорее, даже хрипел. Получив случайный удар и завалившееся сверху тело Рокси, шумно выдохнул, а затем, с силой втянув воздух сквозь сжатые зубы, застонал.

Знакомый запах крови ударил в ноздри Рокси, пробуждая внутри тревогу, страх, беспокойство и желание помочь. Будто скрученные в один большой комок, который встал где-то на уровне гортани. Она раздумывала лишь несколько секунд, охваченная этим поглощающим сознание хаотичным смешением чувств, но затем, сумев найти в себе кнопочку «выкл.», полностью растворилась в своей силе, высвобождая и направляя на незнакомца.


***ГЛАВА 2. А все началось с…***

Будто стараясь стереть часть своих воспоминаний, молодой эльф укоротил привлекающее внимание длинное имя. Теперь он был просто Тим. Позднее, ему встречались на пути ушастые земляки, с молчаливым удивлением вслушивались в этот остаток из трех букв, и им приходилось лишь строить догадки, почему принц высших эльфов Тимонариэль де Эвелиасиль Брандриль Филорис блуждает по миру. Но задавать подобные вопросы было настолько неприемлемо, что никто не осмеливался нарушить вбитые с детства правила поведения с высшими.

Их семейство всегда отличалось медно-рыжей гривой волос, которую принц срезал, после знакомства со своей спасительницей. Целительницу он обнаружил сразу, как пришёл в сознание, рядом и спящую, а себя целым и невредимым. Первое удивило больше.

Рокси выхаживала эльфа несколько дней практически без перерыва и истратила очень много сил на сращивание костей, мышц и кожи. Некоторые шрамы удалось вывести полностью, но кое-где ещё остались белые полоски-напоминания. Сан не хватило времени, а он не позволил убрать всё. Щепетильность эльфов к своему внешнему виду отправилась на все четыре стороны. Тиму было безразлично насколько сильно исчерчено его тело.

Т-ты…как? — дрогнувший голос и пелена слёз, наполняющая фиалкового цвета глаза.

Долгий и пристальный взгляд, изучая, смотрел на свою спасительницу — он искал ответа, подвоха, цели. Но тщетно. Она не знала, кто перед ней, не знала, зачем это сделала и не просила ничего взамен. Готова была отпустить или продолжить восстанавливать. Богатая мимика лица, почти кричала о каждой мысли. Эльф поджал губы, отмечая её простые одежды, растрепанные светло-рыжие волосы, россыпь веснушек на округлых щеках и влажные от слез глаза. Внутри медноголового скользнуло раздражение, потом непонимание, следом негодование и в конце беспокойство, которое заставило произнести:

В порядке. А…Вы? — голос слушался плохо, получилось слишком хрипло. Он прокашлялся.

Девушка преодолела пару метров между ними и, уперев ладошки в широкую грудь эльфа, уткнулась носом в неё. Плечи чуть вздрагивали, а из глаз брызнули слезы:

Я так испугалась. Ты умирал. Крови — море. У неё такой запах ужасный, а ты не шевелился, только изредка вздрагивал и стонал. Тебе было так больно, я всё чувствовала. Всё-всё, понимаешь? Я не смогла закрыться. Всё чувствовала. Абсолютно.

Принц нахмурился, вслушиваясь и не до конца осознавая. Нет, не её слова, тут было всё ясно. Действия. А что если он убийца и опасен? Откуда эта беспечность и доверчивость, граничащая с глупостью. И это обращение. Непривычное, чуждое. Даже его родные никогда не позволяли себе такого.

Ты… — повторил Тим, будто пробуя на вкус.

Девушка замерла и, приподняв голову, пристально посмотрела в глаза парня. С искренним вниманием.

Я?

Эльф лишь хмыкнул, пытаясь улыбнуться. Будто впервые в жизни искренне, оттого криво.

Как т-твоё имя? — с осторожностью проговаривая это «твоё». Можно было обозначить статус, указать «место». Однако, имело ли это такой уж смысл теперь, когда сам Тимонариэль отказался от своего титула? Маловероятно.

Роксана. Можно Рокси или Сан, а как зовут тебя?

Тим, — быстро отчеканил тот.

Девушка улыбнулась, вытирая соленые дорожки слез со щек, затем чуть отстранилась, смутившись собственного порыва чувств.

Я так рада, что ты жив.

В душе эльфа что-то ёкнуло, шевельнувшись от этих её наполненных нежностью, заботой, облегчением и радостью ноток в голосе.

Чуть позже, когда Сан накормила принца вкусной похлебкой из лесных трав и остатками припасенного вяленного мяса, решено было идти к столице Стихий. Необходимость сделать новые запасы провизии и одежды вынуждала. Путь предстоял не близкий.

Опустившись на трухлявый пень, Тимонариэль взял в руку ветку и начал что-то быстро чертить на земле.

Что это, Тим? — Сан присела на корточки напротив, разглядывая треугольники, квадраты и извилистые линии, соединяющие фигуры.

Карта. Схематичная. Нужно обойти топи и в ближайшие пару дней дойти до какого-нибудь постоялого двора. Купить всё необходимое, так как до следующего населённого пункта очень большое расстояние. Если пойти по прямой, то путь к столице будет короче, но без запасов подобное слишком опрометчиво. К тому же, такие зигзаги позволят нам уберечь себя от неприятностей. Мало кто любит долгие путешествия через эти земли. А ты не против прогуляться со мной по местной округе?

Да, — с улыбкой, тут ж ответила целительница, даже не особенно утруждая себя долгими раздумьями. За три дня, которые она провозилась со своей случайной находкой, не прошли даром и неуверенность в том, что он уже в порядке всё ещё маячила где-то в подсознании. Она доверилась ему, заочно. К тому же дар не подводил ее, поэтому отклик на этого эльфа, давал какие-никакие, но гарантии.

Давай уберём тут все? — собрав вещи, предложила Роксана — Будет лучше, если не останется следов. Я не смогла далеко оттащить тебя от того места, где обнаружила. Около получаса потратила на создание носилок из пришедшего в негодность плаща.

Девушка указала на костер, разведенный в небольшой пещере, где они и ютились по сей момент.

Сожгла? — уточнил принц.

Да. Всё, что было в крови, кроме оставшейся на тебе одежды, я сожгла. Запах был ужасный, нашли бы быстро. Я не хочу, чтоб это повторилось с тобой.

Спасибо. Остальное предоставь мне.

С тех самых пор они, не договариваясь, просто шли рядом. Он смотрел на неё как на диковинку, встречая тот же взгляд фиалковых глаз. Роксана никогда прежде не сталкивалась с эльфами, изучала строение и особенности их организма лишь по учебникам. Интересовалась лишь тем, как необходимо правильно исцелять длинноухих, учитывать особенность потоков их сил. Да, в школе для одаренных было много разных учеников, однако девушка держалась от всех подальше, предпочитая больше книги, нежели живых представителей. В свою очередь, Тим ни разу не видел такого целителя. Они зачастую были очень скрытны, молчаливы или же слишком амбициозны и требовательны. Эта же, бегала за каждым жучком, который повредил лапку.

Дойдя до «Алсхаша», оба рыжих путешественника остановились отдохнуть и переночевать в комнатах одного из придорожных трактиров.

Старенькая владелица, а по совместительству и кухарка скромной забегаловки, широко улыбнулась при виде Тима и Сан, а затем предложила бесплатную еду и койку за помощь старшего брата — оценив их рыжесть хозяйка не раздумывая записала обоих в родственники. Эта мысль червячком забралась в голову, будто давая возможность сравнить и представить, а что если и правда они теперь как брат и сестра. На лице принца не отразилось ровным счетом ничего, тогда как Роксана смутилась и потупилась.

Потеря родителей была спрятана в глубине души и игнорировалась, но не забылась. Сан попросту делала вид, что ничего не случилось. А слово «брат» встрепенулось в душе, отстукивая сердцем слово «семья».

Тим кивнул и проследовал за сухопарой старушкой. Нужно отметить, двигалась она довольно шустро для своего возраста. Рокси порывалась помочь, но эльф мягко усадил её за стол, куда девушке принесли кружку молока, сыр и ломоть хлеба.

В тот день, вынося сырые поленья из ветхого сарая, Тимонариэль нашел выброшенные в мусор для розжига лицензии на организацию группы «Хранители», так значилось в порядком истрепанных бумагах, но текст не был повреждён и легко читался. Скорее всего зачарованный, а значит, не подделка.

Вечером, когда он показал свою находку Сан и предложил присвоить их себе, та озадаченно спросила:

Тима, а если найдутся те, кому они принадлежат?

Девушка с тревогой бросила обеспокоенный взгляд в янтарные омуты эльфа. На самом деле она, ожидая, когда тот освободится, хотела спросить, как он отнесся к тому, что их приняли за родственников, но, встретившись с ним взглядами, ей просто не хватило смелости. Тем более, что принц с порога начал разговор о своей находке.

Ты же и сама всё понимаешь. — Он сделал паузу, губы чуть дрогнули, выдавая улыбку — Бумаги у нас. Даже если захотят, не докажут.

Откуда ты так хорошо разбираешься в этом? — её волосы рассыпалась по плечам, когда девушка от волнения развязала ленту, стягивающую волны кудряшек. Насколько эти бумаги были важными, правдивыми, дорогими? Что позволяли и насколько? Какие ставили рамки? А ставили ли вообще? Целительница не знала. Однако, переливающиеся печати говорили о своей ценности и подлинности. Это знала даже Сан.

Между бровями пролегла морщина, он нахмурился и посмотрел в сторону.

Просто предоставь это мне, хорошо?

Говорить о том, что он с самого детства был обучен разбираться с документами разной сложности и важности, не хотелось совершенно. Прошлое оставило знание и этого вполне хватало, ворошить его смысла не было.

Она тоже отвернулась. Минуты тишины нависли над головами обоих, застывая.

И почему этот с виду так схожий с пламенем молодой эльф порой вёл себя как айсберг? Чаще наблюдал, чем говорил. Больше хмыкал, реже улыбался. Иногда в голове возникала мысль подойти и потрясти его за плечи. Сильно. Поступить в точности так, как хотелось, она не решилась, но приблизившись, Рокси положила ему обе ладони на плечи и тихо сказала:

Хорошо. Я доверяю тебе. Мы будем вдвоём? А если случится что-то опасное? Тебя могут ранить… опять.

Девушка пристально посмотрела на эльфа и, плотно сжав губы, нахмурилась, вспоминая первую встречу и ощущая, как мурашки бегут по телу.

Не ранят, — так же тихо, но уверенно отозвался тот.

Казалось мягкое прикосновения её кистей рук не произвело на принца никакого впечатления, но лишь целительница почувствовала, как каменные плечи чуть опустились, расслабляясь от её прикосновений.

Говорить «спасибо» за спасённую жизнь он не торопился. Причина? Возможно, слова его волновали меньше всего, и эльф остался рядом именно в благодарность? Или же полагал, что раз не просил, значит и не обязан ничем? Кто знает. Тим не объяснял, а Сан не спрашивала.


***ГЛАВА 3. Зов***

Сны всегда были чем-то большим, чем просто ведение, особенно тогда, когда ты их ощущаешь даже кончиками пальцев.

Она стояла на берегу в белой сорочке. Почти такую же заботливыми руками шила её мама. Сердце дрогнуло от воспоминаний о матери. Блокировка упала, будто не было вовсе, и девушка ощутила прерывистое дыхание сна. Не своего, чужого.

Роксана растерянно посмотрела на свои босые ступни и, чуть пошевелив пальчиками, почувствовала, как бурлящие волны обхватывают щиколотки, вызывая табун мурашек по всему телу. Тишина. Давящая. Слишком.

Как я сюда попала? — ещё давно, матушка рассказывала о возможности призыва во сне. Так взывали лишь к Целителям, ведь только их сила не имела ни единого шанса навредить, зато, могла помочь. Искали их те, кто отчаялся, погибал и просто желал кому-то передать что-то важное, последнее послание, например. Практики в подобном у Сан не было, всего-то теоретические знания. Однако, её сила, действующая практически самостоятельно — откликнулась.

Большинство одаренных пытались управлять и контролировать свой дар. Это совершенно не устраивало саму Рокси и каждый раз, когда случалось что-то важное, она будто обращалась к нему за советом. Это вошло в привычку. Разрастаясь, дар превращался в некое подобие интуиции, шестого чувства, третьего глаза. Названий много, суть одна.

В небе, оглушая, неожиданно грянул гром. Девушка дрогнула всем телом и взвизгнула, закрывая голову обеими руками. Небо заволакивало черными кудрями туч, из которых хлынул ливень. Будто кто-то поменял местами небо и океан.

В груди всё сжалось от боли, и Сан скривилась. Это была не её боль. Чужая. Боль опустошенности, потери. Всепоглощающая.

Кто здесь? Отзовись! — вновь эти непрошенные слёзы, мешающие смотреть и говорить. Дар, ощущая призыв, забегал по коже, то и дело вспыхивая золотом.

Я смогу помочь! — крик смешался с грохотом грома. Дождь мгновенно промочил её насквозь. Волосы липли к щекам, впрочем, как и сорочка.

Небо разрезало белой вспышкой. Искрящейся. Сан присела, прижимая колени к груди и обхватывая их руками.

Такой мощный сбой, такая сильная буря души. Рвущая в клочья.

Пожалуйста! Где ты?! — Роксана вновь выпрямилась в полный рост, огляделась и бросилась вдоль берега. Наугад. Сопротивляясь ветру.

И не зря. Светлое пятно, лежащее на берегу, заставило остановиться.

«Ребёнок?»

Хрупкое юношеское тело. В белой сорочке, почти такой же, как у неё самой. Неподвижное. И лишь бьющие волны по всему телу, изредка скрывающие мальчонку с головой.

Девушка вновь сорвалась на бег, и приблизившись, упала на колени, вцепляясь в хрупкие, исхудавшие плечи мальчика. Приподнимая и прижимая его к себе, стараясь закрыть от ревущей бури.

Силы! Держись, прошу тебя. Слышишь? — она начала кричать, исключительно рефлекторно, взывая к сознанию малыша.

Дар целительницы крутанулся по лопаткам, предплечьям и рванул вниз по рукам, ладоням, пальцам…, наполняя бессознательное тело.

Вот так. Всё будет хорошо.

Странная тенденция спасения жизней не озадачивала и даже не настораживала. Она не думала об этом и шла туда, где была необходима её помощь.

Сейчас в ней нуждался этот ребенок, с виду лет шесть-семь, не больше. Худощавый, обессиленный, бледный.

Его ресницы дрогнули, а губы и щеки чуть порозовели.

Не шевелись. Тебе ещё рано. Теперь всё хорошо. Я рядом и тебя не оставлю, слышишь? Ты не один. Не один, малыш.

Голубые глаза, ясные, как чистое небо в солнечный день, уставились на Сан. Внимательно. Изучающе.

Услышала...

И вновь провалился в бессознательное состояние, а губ коснулась легкая улыбка. Такая неуловимая, едва заметная.

Тучи зашевелились, убегая прочь. Треклятый дождь стих.

Девушка, всё ещё вздрагивая, оглянулась по сторонам и подняв, как ей показалось, невесомого мальчонку на руки, отнесла его подальше от ещё бурлящих волн.

Она отдаст ему столько сил, сколько потребуется. А затем вновь пойдёт по своему пути.


***ГЛАВА 4. Чуть больше друг о друге***

Тим рассказывал, что у него осталось несколько друзей, которые могли бы присоединиться к Хранителям. Просто из-за присущей им любви к авантюрам и путешествиям. Эльф был уверен, что не смотря на некоторые перемены в его жизни, их отношение к Тиму останется неизменным. Одним из таких был Лимбо и его верная команда. Связаться с мутантом было крайне сложно, но попытаться стоило. В этом принц не сомневался.

Ли был одним из тех, за чью голову назначили кругленькую сумму. Его команда регулярно обчищала богачей, аристократов и прочую блестящую шушеру.

Тим сам не единожды помогал другу картами и наводками. Принца всегда забавляли лица тех, кому сообщали о том, что имущество господина изрядно прохудилось.

Именно принц помог сбежать из эльфийских земель мутанту и его друзьям.

Хотя, говоря откровенно, для того, чтоб поймать Лимбо необходимо было приложить очень много сил и труда. Состоявшая из пяти человек команда обладала завидными способностями.

Главарь, то есть сам Ли, был призраком. Это мастера маскировки, умеющие «хамелионить» и сливаться с окружающей средой. Подобных ему было мало, так как мастерство владения этим даром получали лишь те, кто проходил алхимические изменения (отсюда и обзывали мутантом). Это делалось в раннем детстве и зачастую оборачивалось смертью испытуемых. Лимбо повезло, остальным детям отобранным в группу с ним — нет. Опасность мутации алхимией заключалась и в том, что каждый элемент отражался по-разному. Многое зависело от самого ребёнка и реакции организма на вмешательство столь сильных веществ.

Ещё там, во фракции Алхимии, при обучении владением обретенной силой, Ли обзавелся верными спутниками, которые заменили семью и шли с ним по сей день рядом: Áлькрас, Денз, Тáнтури и Цессиана. Их родство не было кровным. Однако это не имело никакого значения.

Тим не знал, где сейчас находился его друг. Поэтому решено было написать на тот адрес, который мутант звал своим домом, только шепотом и «на ушко», то есть по секрету. Расчет был на то, что рано или поздно он вернётся и найдёт весточку. И не ошибся. Получив сообщение, Лимбо откликнулся, практически мгновенно.

Он младше, но его мастерство ценится даже на моей родине. Не каждый способен выстоять с ним на равных. А с таким противником всегда интересно. Хотя я не отношусь к ценителям боевых искусств. Он улучшенный и магически чист, но алхимия сделала его выносливым и по-звериному опасным. Но ты не пугайся, его внешний облик всего лишь последствия алхимии. Он не растрачивает силу без причины. А ты, слишком маленькая, чтоб ею быть, птичка.

Сам факт того, что эльф рассказывал что-то девушке уже было достижением. И это была исключительно её заслуга.

Прежде чем подобраться к столице, они блуждали пешком около месяца. И именно за этот, бесконечно длинный, как показалось эльфу, период, Сан научила его говорить. Не заканчивающиеся вопросы сыпались на голову принца, практически не переставая. И легче было ответить, чем отмалчиваться.

Что-то оставалось и без ответа, но некоторые эльф расписывал «от» и «до». Она слушала парня, завороженно смотря в глаза и первое время это было весьма непривычно для него.

На родине «ушастеньких», с представителями высших кровей, разговаривали лишь опустив голову и смотря в пол. Только по требованию или разрешению, простой человек мог позволить себе взглянуть на высшего прямо.

Но откуда она могла это знать? Или знала?

Хотелось ли разозлиться? Иногда, да. А некоторые её вопросы заставляли даже удивленно вскидывать брови от своей прямолинейности. Она не ставила границ между ним и собой. Искренне дуя щеки, если он отчитывал её или расстраивалась, если приходилось что-то делать ему одному.

Не помогать, было для девушки сродни мучению.

Странная ты. Другие бы рады были бы, если б всё делал только я, — Тим чистил рыбу, только что выловленную в озере и с улыбкой поглядывал на Сан, которая усиленно пыталась повторять за парнем, но рыба не слушалась. Выскальзывала из рук и бросалась чешуёй прямо в лицо. Девушка фыркала, но упорно продолжала.

А что в этом хорошего, Тима? — не отрываясь от процесса и сопя, ответила та — Мы договорились быть командой, значит всё нужно делать вместе. А когда один, это не команда. И название «Хранители», понимаешь? Я должна охранять тебя, а ты меня. Это команда!

И подняв взгляд на эльфа, широко улыбнулась. Тим прыснул и не сдержавшись рассмеялся, смотря на прилипшие чешуйки рыбы на щеках и носу целительницы.

Ну-у, что-о? — Сан смущенно вытерла рукавом лицо — Не смейся, ну — Щеки вспыхнули и она кинула рыбой в рыжего, поднялась и топая, пошла к воде, умываться.

Птичка, не обижайся. — Эльф продолжал улыбаться, давясь смехом.

Почему ты всегда зовёшь меня так? Уу-у!

Она и не обижалась. Ей приятно было видеть, как он смеётся. Наконец-то эта каменная маска отчужденности трескалась и осыпалась.

Уже ближе к вечеру, когда Тим ровно дышал, изображая сон, девушка затушила костёр и обернулась, посмотрев на рыжего. Затем подойдя, склонилась над ним, поправляя одеяло, словно кутая.

Сладких снов, Ти, — шепот коснулся щеки и тут же тихо добавила — Я очень рада, что ты есть. Спасибо.

Эльф никогда не засыпал раньше. Врожденная осторожность и внимательность не позволяли, однако спастись от вопросов и полежать в тишине, порой очень хотелось. Не зря он звал её птичкой, ведь щебетала без умолку.

Вот и сейчас, парень не спал, поэтому услышал. Привычка обдумывать ответ, прежде чем озвучивать его, не позволила словам сорваться с губ.

Тем временем Рокси устроилась рядом, прижавшись спиной к его боку. Она постоянно мерзла и ранее не решалась лечь так близко. Но сегодня было особенно прохладно и Сан наконец-то решилась быть чуть смелее и ближе к теплу.

Всё, что она делала не вмещалось в его рамки привычного. Оставалось пока только наблюдать.

А девушка тем временем, мгновенно провалившись в сон, чуть вздрогнула и прошептала: «Ты звал, малыш?».

Принц открыл глаза и искоса посмотрел на рыжее бедствие: губы едва шевелились, пальцы рук мелко дрожали.

Птичка? — шепотом позвал тот, но девушка не откликнулась, вновь бормоча что-то неразборчивое — Проклятье, с каких это пор тебя призывают?


***ГЛАВА 5. Прерванный сон***

Ты звал, малыш? — произнесла Сан и оглянулась в поисках мальчика.

Она несколько раз видела во сне этого ребёнка с глазами цвета неба. За этот небольшой отрезок успев узнать лишь его имя и о силе менталиста. Большую часть времени они играли и болтали о всяких мелочах и вкусах: чья мама печет пироги вкуснее и почему камушки в его сне так похожи на прозрачные капли росы.

Девушка отвлекала парнишку, щекотала за бока, когда он замолкал и заплетала длинные косички на голове. Зачастую с очень красивыми бантиками, которые тот тут же, смеясь, стягивал и, развязывая ленту, пристраивал на рыжих кудрях Сан. Сил, которых хватало у менталиста на сон, было слишком мало для долгих разговоров. Напиваясь её даром, он был вынужден уйти.

— Джо-о, я пришла, где ты?

Здесь, — послышалось из-за спины незнакомым голосом, более грубым. Она резко обернулась, встретившись глазами с парнем. Замерла, внимательно осматривая.

Но, ты же… был ребенком.

Тот мальчик, которого она видела недавно вытянулся и стал заметно шире в плечах. Сейчас Джонатан был выше неё на голову, когда как совсем немного времени назад, макушкой едва доходил до бедра. Девушка сделала пару осторожных шагов назад.

Вырос, — тот широко улыбнулся, а затем протянув руку, мягко провел по рыжим кудрям, ероша — Благодаря тебе мои силы возвращаются и я приобретаю свой привычный облик, но постепенно.

Значит ты ещё старше? Но это же сон и здесь ты можешь находиться в любом виде. Или нет? — она смотрела на развивающиеся от резких порывов ветра синие волосы, напоминающие безумие водной стихии.

Хех, — парень хохотнул и склонив голову на бок, шутливо произнес — Разве я не говорил, что ты для такой сильной Целительницы на редкость очень мало знаешь?

Сан потупилась. Стало неловко и обернувшись, она бросила взгляд на меняющиеся, будто по щелчку пальцев, картинки: вот они стояли на берегу океана, затем в, переполненном пением птиц, лесу, и через несколько минут, у обрыва под проливным дождём.

Джонатан, почему твоя душа настолько нестабильна сейчас? — кудри прилипли к щекам, а одежда вымокла. Девушка поёжилась и подойдя ближе, заглянула в глаза менталиста.

Перестань, пожалуйста, — сила будто что-то почуяв, скользнула к синеволосому — Мы идем и скоро достигнем города. Я не знаю, смогу ли найти тебя там, но я ищу. Мы с Ти, обязательно вытащим тебя, где бы ты ни был.

Дело не в вас, Сан. У меня осталось мало времени. Именно поэтому я и позвал. Казнь перенесли.

Казнь?! — вновь ветер и бьющие капли в лицо.

Да, казнь. Я не хотел говорить. Возможно мы больше не увидимся, — он вытер тыльной стороной ладони слёзы, скользнувшие по её щеке, вперемешку с каплями дождя и сжал зубы, не пытаясь успокоить или найти какие-то слова.

Я расскажу всё Тиму и он обязательно что-нибудь придумает. Ты даже не представляешь какой он умный и смелый, — девушка сжала кулачки и натянуло улыбнулась — Вы когда познакомитесь, он тебе обязательно не понравится — смешок сам слетел с губ — Знаешь, какой он ворчун? Ха-ха, как мой дед Инвари. Брюзжит и скрипит, как старая лодка, а если нужно что-то объяснить, так ещё и отчитывает меня. Мол, Сан, как ты так книги читала? Вверх тормашками и по диагонали? — Рыжая передразнила эльфа и Джонатан прыснув, рассмеялся.

Эльфы не отличаются особым терпением. Как ты умудрилась?

Я ничего не делала, Джо. Может просто не все эльфы одинаковы? Теперь мы Хранители и хотим идти дальше по миру вместе. Ты пойдёшь с нами?

Пойду, — и парень порывисто обнял её, зарываясь лицом в рыжие пряди, будто прячась. В ушах шумел дождь и ветер.

Он просто пришёл, чтоб попрощаться, а она не собиралась мириться с этим. Упрямство? О, да.

Джо, почему каждый раз, когда я прихожу, твоя сила вновь испита досуха? — она старалась перевести его внимание в другое русло, осознавая, что никакие слова сейчас не помогут уберечься от бьющей в висках мысли о предстоящей казни.

Наручники, — шепот скользнул по шее — они вбирают магию, особенно если я не выполняю то, что они просят.

А ты выполняешь? — Сан насторожилась, уже зная, что тот ответит.

Нет, — после нескольких секунд молчания, подтвердил её догадки Джо — И не буду.

Девушка вздохнула, проводя ладошками по спине.

Может если ты начнешь выполнять, казнь отложат?

Нет! — тот выпрямился и хмуро уставился на Рокси — Даже не подумаю. Управлять людьми и выдавать все их мысли, только потому что кому-то скучно жить и ему это выгодно. Нет, Сан и не проси. Я не предмет для удовлетворения…

Девушка несколько раз сжала и разжала кулаки, ощущая усиливающиеся порывы ветра его души.

Не буду просить. И не отчаивайся, мы вытащим тебя оттуда.

Внимательный взгляд глаз цвета неба.

Роксана ощутила, как вокруг её тела, начал вырастать щит и обеспокоенно покрутила головой. Почему-то первой мыслью было то, что Тим сумел попасть в сон. А это был именно эльф. Больше некому.

Кажется, твой остроухий беспокоится — Джо внезапно широко улыбнулся, в глазах вспыхнули задорные огоньки.

Целительница посмотрела на своё исчезающее тело, быстро покрывающиеся узорами щита.

Хе-е, а он хорош. Ты была права, мне уже он не нравится, — до Сан доносились слова Джонатана, как сквозь закрытую дверь: глухо.

Мы найдем тебя, Джо! — на последок выкрикнула та, распахнула глаза, резко села и поймала на себе внимательный взгляд янтарных глаз. Сосредоточенный и… обеспокоенный? Или показалось?

Кто такой Джо? — с ходу начал принц и сощурился — Менталист, верно? Как давно он призывает твой дар? Насколько твой резерв опустошается, после встречи с ним?

Ти, ты злишься? — вопросом на вопрос ответила Сан, останавливая поток слов.

Птичка, не давай мне повода сомневаться в тебе.

Что-то было в его голосе. Просьба? Или опять показалось?

Рокси облизнула вмиг пересохшие губы и начала рассказывать с самого начала. Отвечая максимально подробно на все сопутствующие вопросы, которые то и дело задавал принц, внимательно слушая. Она не хотела терять его доверие и, да, эта мысль испугала её настолько, что жестикулируя, малышка Сан выкладывала всё без утайки. Каждую свою мысль и чувство, охватывающие хрупкое тело.

Правда — это единственная драгоценность, которую эльф ценил больше всего остального. Она это почувствовала, как никогда ранее.


***ГЛАВА 6. Жар пламени***

Но он же был ещё совсем ребёнок! — Сан раздосадовано взмахнула руками, уверенная в своих словах — И очень трудно было понять, что это сон. Я словно оказалась в центре стихийного бедствия!

Силы, кто обучал тебя? Почему они не объяснили про призыв? — эльф покачал головой.

Ти, но он хороший! — Девушке совсем не хотелось рассказывать о том, что некоторые предметы ей давались с трудом, поэтому она проигнорировала вопрос эльфа.

Любой дар мог проявиться как в 5, так и в 20 лет и из-за этого программа обучения очень разнилась. В школе для одаренных действовало определенное правило допусков. Если твоих сил не хватает или же они недостаточно развиты, то преподаватели не стремились вытащить весь резерв, боясь попросту сломать его. Каждому рассчитывали определенную нагрузку и не давали информации больше, чем мог использовать ученик на данном этапе. Фракции заполнялись группами по несколько человек с небольшим разрывом в возрасте. Так же отличительной чертой являлся сам дар. Некоторым он давался легко и проявлял себя спонтанно или же сразу. Но такие как Сан, очень медленно росли в силе, а завершалось обучение, когда преподаватели замечали определенное стабильное состояние дара на протяжении долгого отрезка времени, например — один год.

Птичка, ты слишком добра к людям, — тяжелый вздох — нельзя быть настолько…

Рокси, неожиданно, даже для самой себя, почувствовав желание докричаться до этого упрямого эльфа, вскочила на ноги и прервав его, воскликнула:

Можно! Я видела, как он умирал! Он не искал конкретно меня! Это было случайностью, понимаешь? Ты не веришь ему, так поверь мне! Когда умирал ты, меня тоже никто не просил спасать тебе жизнь! Я сама приняла это решение!

Неожиданно на лбу девушки вспыхнул золотой символ в форме точки с двумя небольшими лучиками, один из которых, тот, что покороче, смотрел вверх. Второй же — длинный, спускался вдоль переносицы и почти дотягивался до кончика носа.

Сан… — эльф замер, как вкопанный и от удивления несколько секунд не мог выдавить и слова, когда как рыженькая продолжила:

Что, Сан?! ЧТО!? Я сказала, что я пойду туда одна и буду искать его. И найду! Мне всё равно, что думают о вас другие. Я поверила в тебя и верю ему. И поверю в каждого, кто будет настолько же чист сердцем и…

Я согласен! — Медноволосый поднялся с поваленного бревна, на котором сидел до этого.

Не перебивай! Вы оба очень сильны и… В смысле согласен? Ты куда так резко?

Только сейчас она поняла, что сказал ей принц и опешила настолько, что тут же растеряла весь пыл.

Собирайся. Мы выходим сейчас же.

Тим, что случилось? — Сан даже попятилась, не понимая, что так резко изменило настрой эльфа.

Знак.

Какой знак?

Твой.

Роксана подойдя ближе, прикоснулась к запястью парня, будто прося остановиться и, заставляя тем самым, обратить на себя внимание.

Ти, я ничего не понимаю, — озадаченный взгляд фиалковых глаз девушки, уткнулся в носки своих старых и изношенных, кожаных полуботинок.

Целители делятся на три типа, — сухо начал принц, будто по учебнику. Это был привычный для него тон, когда он ей что-то пояснял — Первые те, кто видит силу, то есть альтеры. Они ощущают её потоки и структуру, ауру. Они просто отслеживают и определяют глубину и мощь дара. Вторые резервники, умеющие…

… восстанавливать, залечивать, исцелять — опять прервала Сан, продолжая смотреть куда-то вниз. За все время пока она шла с Тимом, девушка убедилась, что его знания в разы больше, хотя окончили они одну и туже школу, поэтому неловкость и ощущение какой-то никчемности просто выбивало почву из-под ног.

Это я знаю, Ти. К чему ты ведешь?

Но есть ещё и третьи, — со вздохом произнес Тимонариэль, будто ожидая, что рыженькая догадается сама.

Ну, да, их три, но третий вид — это проводники. Их ещё называют поцелованные силой. Считаются избранными, носителями частицы дара, ведь только они способны услышать его зов, пойти за ним и к тому восстанавливать жизнь. Точнее воззвать к жизненной силе, исцеляя потоки и наполняя их, если, конечно, ещё не очень поздно…

Ты проводник, птичка, — его голос стал тихим, а взгляд смягчился, переставая напоминать строгого учителя — И если ты сказала, что ему можно верить, я верю, — принц вновь начал собираться, аккуратно отстранившись.

То есть я… — медленно начало доходить до Сан. Но как такое возможно? Ведь в школе ей твердили, что уровень её дара остановился, достигнув средних показателей.

Странно, что дар проявил себя... Погоди, ты говорила, что он появился в бушующую стихию. Хм, интересно, — принц задумчиво теребил в руках, только что сложенное покрывало из грубой, но теплой нити солнечника, которым укрывался ночью. Это растение, расцветая, походило на маленькие пышные облака, из которого в последствии плели ткань или теплые вещи, в зависимости от толщины нити.

Прикидывая что-то голове и несколько минут раздумывая, эльф, наконец-то продолжил:

Скорее всего, найдя меня, вновь произошел всплеск силы. Моё состояние стало невольной причиной пробуждения и менталист поэтому смог найти тебя. Нет, может быть, это не он призвал тебя, а проснувшаяся сила, нашла его сама. Теперь уже сложно сказать, как случилось на самом деле, — он повернулся к внимательно слушающей его девушке и улыбнулся — А я ещё долго раздумывал, как ты сумела, практически воскресить меня и почему так легко пришла на помощь. Твоя сила ведёт тебя, а ты доверяешь ей и идешь практически наощупь.

В этот момент, когда очень хотелось сесть и ещё раз всё обдумать, неподалёку послышался яростный крик, вперемешку с какими-то непонятными словами, рычание и яркая вспышка пламени.

Огонь? — Тим нахмурился — Да, что за день?! Ещё не хватало пожара! И к чему он здесь в центре леса?

Нужно помочь потушить, Ти. Пойдём? — Рыжеволосая быстро подхватила со своей дорожной сумки флягу и направилась в сторону взрыва, однако эльф остановил ее, схватив за запястье.

Подожди, не нравится мне это, — его брови сошлись на переносице — огонь слишком быстро распространяется, а сейчас не палящее солнце, чтоб земля была суха, для такого сильного пламени. Подобное возможно только…

Эльф замолчал. В появление магии огня верилось с трудом, но принц был по природе своей больше стратегом, чем воином, именно поэтому всегда заранее просчитывал ходы.

Ти, я немного знаю о магии огня, но учителя говорили, что он весь, исключая огнегривов покинул этот мир! — Роксана оглядывалась по сторонам. Если это была магия, то должен был быть и её носитель, который не заставил себя долго ждать. Сила огня срывалась с пальцев молодого человека, словно лепестки, взлетая в небо, подхватываемые ветром. Его глаза горели смолой, черной, как мгла, полностью закрывая белок. Тело покрывалось трещинами, из которых красно-рыжими языками прорывалась разрушительная магия.

Сан замерла, не в силах отвести взгляд, земля под ногами парня дымилась, воздух, словно завибрировал, уплотняясь. Он подходил всё ближе.

Быстро уходим! — резко выкрикнул принц.

Но было уже поздно, до того места где они разбили небольшой лагерь, почти добрался огонь, выжигая всё на своём пути.

Эльф выругался и резко вскинув руку, поставил щит, который тут же отрезал обжигающие всполохи от остального леса, сдерживая и не позволяя ему дальше распространяться.

С каждым шагом маг огня сокращал расстояние между собой и случайными путешественниками. Становилось жарко и вдыхать быстро нагревающийся воздух было трудно и больно.

Назад! — Тимонариэль укрепляя щиты, резким движением руки завел девушку себе за спину.

Разрушительная сила этой стихии была отвергнута и вытеснена из этого мира в другие. Этот дар не был признан природой, которую чтили и называли прародительницей стихий. Большинство знаний об этой силе давно покрылись пылью, лежа на верхних полках стеллажей в библиотеках или же утеряны, просто из-за отсутствия необходимости пользоваться данными учениями. Огонь использовали лишь для удобства, в приготовлении пищи, закалке металла или в путешествиях просто для того, чтоб согреть руки в холодную ночь у костра. Он не имел души, разума и силы, однако же, люди по прежнему были осторожны и с детства учили своих детей к аккуратному обращению с огнем. Кто-то слушался, а кто-то потом получал ожоги. Порка и нравоучения после кожных волдырей теряла свою надобность — и без них было больно.

Ти, перестань! Это очень опасно, нужно бежать. Пожалуйста… — она схватила эльфа за рубашку, несильно оттягивая плотную, но мягкую ткань.

Бесполезно убегать, Сан, — не обращая внимание на её попытки бегства, быстро протараторил рыжий.

Страх перед надвигающимся огнём и жаром в горле, сдавил всё тело — ее мелко затрясло.

Я сказал отойди! — Голос эльфа стал резким, непреклонным и он, сделал шаг вперёд, закрыл глаза и повел плечами, словно ощущая, как поток силы, скользя по позвоночнику, усиливает щит, расширяя его. Рисунок завитков защитного заклинания вспыхнул искрящимся черным, усложняясь и переплетаясь в сложных узорах.

Барьеры и щиты стражей, как и любое направление дара было гораздо разнообразнее, чем могло бы показаться на первый взгляд. Черный цвет, искрящийся, исключительно чистый, считался абсолютной защитой. Она соединяла в себе сразу все стихии. Синий щит защищал от водной стихий, белый от воздушной и зелёный от стихии земли. Огненные щиты имели красный цвет, но искусство исполнения данной техники было утеряно и не практиковалось уже много лет. Так же существовали множество сплетений от определенных заклинаний и проклятий. А возможность соединять несколько щитов в один, зарождала в этой области практически безграничные возможности и большие просторы для экспериментов. Существовало лишь одно «но». Как известно, любое смешивание требует в несколько раз больше сил. Следовательно, черный щит «испивал» эльфа в разы быстрее простых, одиночных. А все возможные эксперименты съедали ещё больше, так как усложнялся не только рисунок, но и цветовая насыщенность.

Тима, твой резерв, — страх начал душить сильнее. Но теперь причиной его возникновения стал отнюдь не огненный маг, а беспокойство за медноволосого. Он рисковал собой. Ситуация напомнила родителей, заставляя её опрометью броситься к нему.

Я помогу!

Я сам!

Звучало, как приказ. Короткий, жесткий.

Сейчас он не был тем ухмыляющимся и ворчливым парнем, которого она так привыкла видеть изо дня в день.

Сан остановилась, невольно подчиняясь и оглянулась, рассматривая окутавшее их черное кружево сил Тимонариэля. Девушка обязательно восхитилась бы его умением и силой, если б не огненный маг, взгляд которого не моргая был устремлён на эльфа. Точнее, сквозь него. Однако последнего это ничуть не волновало, но заставило отмереть Роксану. Сделав несколько несмелых шагов в сторону, девушка решила всё равно сделать по своему. Её знаний не хватало по многим направлениям, однако только не в области исцеления и наполнения силой. Оттачивая последнее, она добилась эффекта незаметного, почти точечного воздействия. Её старания были направлены на желание избавиться от болезненности, которую всегда ощущали те, чей резерв был цел и наполняя его слишком быстро и рывками, девушка заставляла своих опустошенных пациентов «захлёбываться».

Вливание необходимо было начинать очень аккуратно, чтоб приток дара не нарушил плетение. Каждый узор должен был быть выполнен определенной толщины нитью, а резкий прилив сил мог изменить это, если, например, страж не сумеет удержать потоки. А сумев, может потерять концентрацию и сбиться с чтения. Было буквально несколько секунд для того, чтоб уловить ритм дара.

Сан глубоко вздохнула и последний раз посмотрела на эльфа, чтоб убедиться, что тот не замечает её намерений. Однако символ на лбу стража, заставил замереть её на месте.

«Слишком много потрясений для одного дня» — недовольно прошелестело где-то на краю сознания и затихло. Тим тоже был проводником. Символ на его лбу напоминал солнце, с золотыми лучами, которых было не два, а больше.

Это не могла быть случайная встреча двух проводников. Её дар привёл к нему, ведь тогда девушка просто шла туда, куда тянуло — к нему.

В щит врезался поток огненного пламени, Сан отпрянула, закрывая лицо руками, но ничего особенного не ощутила. Однако мысли перепутавшись, смолкли, заставляя полностью переключиться на происходящее вокруг. Стоило перестать думать о посторонних темах, они отвлекали.

Лоб эльфа покрылся испариной, а сжатые кулаки чуть побелели, но он продолжал усиливать узоры. Щиты, которые необходимо создавать с минимальным движением рук, полагаясь лишь на собственные мысли и сосредоточенность — были сложнейшими.

«Тима», — пронеслось в голове. Нежно, с заботой и тревогой. Не было желания мешать ему, но принцу тяжело давалось сдерживать огонь. Черный щит дрогнул и будто оживая, скользнул по земле, окружая человека в огне. Тот даже не дрогнул и огненной бурей, не замечающей ничего вокруг, продолжил идти, пока не упёрся в черные завитки, сомкнувшиеся вокруг.

Маг зарычал: нечеловечески, бурляще. Вместе с этим огонь взмыл вверх, касаясь вершин черного купола-щита. Барьер завибрировал то и дело разрушаясь в нескольких местах. Но эльф моментально ставил «заплатки», не позволяя огню вырываться и съедать щит дальше.

Резкая боль скрутила Рокси и девушка ойкнув, осела на землю. Затем тихо всхлипнула, ощущая, как тело начинает гореть изнутри.

Сан! Это не твоя боль, слышишь меня? Магия начала его разрушать, выходя за пределы возможностей этого человека. Это не твоя боль! — Тиму нельзя было отвлекаться, щит утончился — Если его не остановить, он разрушит себя. А если ты не сумеешь закрыться, то это же грозит и тебе.

Огонь, почуяв послабления сдерживающего барьера, тут же вновь принялся поедать черные плетения, откусывая хвостики узоров и нарушая целостность витков. Борьба со стражем вновь набирала обороты.

Девушка свернулась калачиком и что есть сил закусила губу, вспоминая всё, чему учил её эльф.

«Нужно собраться. Нельзя больше отвлекать Тима. Нужно что-то сделать, но что?» — целительница поднялась на четвереньки, затем пошатываясь встала и сделала несколько неуверенных шагов к закованному в черную и узорчатую клетку огненному магу.

Сила не реагировала на него. От слова «совсем». Не пыталась лечить, не стремилась наполнить.

«Он сожжет себя, разве об этом он не думает?» — новый приступ боли коснулся ладоней обеих рук. Сан вновь закусила губу и посмотрев на ладони огненного, заметила, как его кожа покрывается волдырями. Эльф оказался прав: магия взяла вверх над человеком, потеряла контроль и теперь разрушает его.

С чего начать? Как обратиться к нему? Что сделать, чтоб человек в огне, очнулся? Глупая мысль скользнула по сознанию, но других просто не было. Так же как и времени. Тим проводник, но концентрация с которой он держит щит, может сыграть злую шутку. Перенапряжение никто никогда не отменял.

Решение пришло само и раздумывать над ним было слишком рискованно, так как сомнения в таких случаях самый плохой советчик. Рокси подошла вплотную, хватаясь пальчиками за черные завитки и ощущая, как огонь перебираясь на её кожу, пронзает болью. Слезы брызнули из глаз и она, закричала, что есть сил:

Перестань, умоляю тебя! Больно!

САН! — эльф распахнул глаза и потеряв контроль, перестал латать купол. Магия разрушения вгрызалась в клетку, разламывая. Целительница постепенно охватываемая огнём, стала оседать на землю.

Это все произошло в одну секунду. Долгую, растягивающуюся. Почти ощутимо вязкую. Брюнет будто услышав крик, бросил взгляд на Рокси и неожиданно сморгнул, зачем чуть мотнув головой, пошатнулся и не удержавшись на ногах, оловянным солдатиков рухнул на бок.

Пламя огня вокруг него вздрогнув, стало утихать, будто сбиваемое каплями дождя. Характерное шипение, будто ворча заполнило уши, как и тяжелое дыхание, сквозь частый хрип, разрезаемые лишь тихими всхлипами девушки.

Ты сошла с ума, птичка?! Я хотел, чтоб ты закрылась от его боли, а не решила сгореть заживо! — Эльф был зол на неё, как никогда ранее.

«Безрассудная! Она могла погибнуть!» — Он сжал зубы и перевёл взгляд на огненного мага, который, глухо толи мыча, толи постанывая, лежал с закрытыми глазами, боясь пошевелиться из-за боли, сковывающей всё тело.

Ти, не злись, — кожа девушки покрылась волдырями.

Безумная, как я могу… — процедил Тим, но вовремя остановил поток рвущейся брани, найдя в себе силы глубоко вздохнуть и поинтересоваться, как можно более спокойно — Залечить сможешь?

Д-да, — еле слышно отозвалась та, — я уже потихонечку начинаю. Но на это потребуется больше времени и сил, чем я думала.

Ты не думала! — Вновь срываясь, зло отрезал принц и заметив, как Сан поджала губы, грозясь расплакаться, выругался, переводя свой гнев на виновника торжества:

Что ты там разлегся, огненный?! Потрудись объяснить, что за горячий прием? Мы званные гости твоего праздника жизни?

Злость выплескивалась словами. Хотя бы так.

Но виновник появления искрометных монологов эльфа был невосприимчив к ним, оставаясь молчаливым и плохим слушателем.

Ты понимаешь меня? Слышишь? Надеюсь, тот мир, из которого ты свалился на наши головы, можно назвать развитым, — резко поднявшись, Тимонариэль зашептал заклинание, вырисовывая в воздухе необходимые символы, а через несколько секунд вновь обратился к брюнету.

Теперь понимаешь?

Сука. Пошёл на*ер, — изо рта парня вырвался пар, когда он, перевернувшись на спину, уставился на небо — Зае*ало.

Нет. Не развит. Жаль. — Хмуро проговорил принц.

Сам ты не развит, — как-то беззлобно и устало отозвался брюнет.

Рокси непонимающе вслушивалась в незнакомые слова, затем, осмелев, произнесла:

Ти, он понимает нас, но отвечает как-то странно.

Странно им, на*уй. *лядь, плохо мне. Так понятно? Я попал черт знает куда и меня спонтанно штырит этим дерьмом, которое я не контролирую и не отслеживаю.

Ты попал в наш мир из-за магии огня, которая нашла в тебе сильного носителя и решила, с твоей помощью отправиться домой. То есть сюда, — принц вновь взял себя в руки.

О*уенно, чё. Пи*дец я попал. Магия огня, что за наркомания? — огненный перестал выдыхать дым и стал дышать спокойнее, размеренно.

Как твоё имя? — неожиданно спросила рыженькая.

Это, конечно, сейчас до*уя важно. Я понимаю. Ладно. Моё имя Игорь.

Брюнет, охнув, сел и уставился карими глазами на новых знакомых. Его тело дрожало и было заметно, что каждое движение вызывает сильную боль.

Вода есть?

Принц подошёл к рюкзаку с вещами, достал флягу и бросил в иномирца.

Парень, не ожидая такой прыти от ушастого, поймал её лбом и закатив глаза рухнул обратно на землю.

Роксана охнула и, кое-как поднявшись, подошла к брюнету, но тот уже потерял сознание.

Что ты сделал, Тима? — девушка чуть нахмурилась.

Ничего, просто та сила, что сейчас в нём, выплёскивается спонтанно от малейшего недовольства. Он её не контролирует и каждый раз высвобождает весь резерв почти до последней капли, зато при этом принося большие разрушения. Оглянись, он выжег дотла почти всю долину. К тому же, из его слов, становится ясно, что прибыл он из мира, где магии нет. Мне спокойнее когда такая сила спит. По незнанию можно сотворить куда больше бед, чем тщательно продумывая план действий. Я чуть помог ему найти правильный источник восстановления — сон.

Малышка Сан переводила взгляд с Игоря на Тима и обратно.

Нам нужно спешить к Джонатану. Как много времени потребуется для твоих ран? — добавил эльф и вопросительно посмотрел на Роксану.

Его убьют, если мы просто оставим его здесь, — будто не услышав, проговорила та.

Эльф закрыл глаза и глубоко вдохнув воздух, так же медленно его выдохнул. Кажется, сосчитал до десяти. Два раза. Затем тщательно подбирая слова, спросил:

Сан, ты предлагаешь мне нести его на себе до столицы? То есть взять его с собой? А затем, когда он очнётся обучать его премудростям этого мира?

Если б он был в сознании, он пошёл бы сам. К тому же человек не виноват в том, что огонь выбрал именно его. И что если и эта встреча тоже не случайность, Ти?

Принц скрипнул зубами. Целительница вжала голову в плечи и опустила взгляд.

Угораздило же меня… — Тимонариэль подошёл, поднял фляжку и вылил на голову брюнета — Дальше справишься? — острый взгляд в сторону девушки.

Та кивнула, боясь сказать ещё что-то. Янтари глаз эльфа метали молнии.


***ГЛАВА 7. Точки над «ё»***

Игоря не беспокоила грязная одежда, отсутствие подушки и удобной кровати — парень крепко спал, иногда вздрагивая и бормоча что-то во сне. Сан сидела на коленях у изголовья брюнета и влажным платком аккуратно вытирала вспотевший лоб иномирца.

Тише-тише, огненный, — с нежностью шептала рыженькая — Тебе нельзя сейчас быть ослабленным. Огонек, ты очень много требуешь от этого человека.

Птичка, ты с кем разговариваешь? — эльф нахмурился и подойдя ближе, бросил внимательный взгляд на Роксану, наблюдая за её действиями.

Девушка помедлила с ответом, будто принц, сам того не подозревая, увидел то, что малышка никому не показывала — общение с силой и её носителем.

Так она забывала о тревоге, неуверенности в себе, и лечение проходило гораздо быстрее. После удара Игорь так ни разу и не очнулся, но не сила эльфа и не жесткость фляги с водой сыграли большую роль в этом. Основная причина крылась в истощении. Огонь нанёс большой ущерб всему, до чего смог дотянуться, а так же заставил истратить весь резерв неопытного, но теперь уже, мага огня. Размеры резерва узнать сложно, всё же ни Сан, ни Тим не были альтерами. Однако, даже не имея этой способности, можно с уверенностью сказать, что ни один маг, не смог бы в первые несколько дней, после проявления дара похвастаться большой концентрацией. Она устанавливается какое-то время и этот период «притирки» стихии и человека называют примирением. Именно тогда, будто проверяя друг друга они балансируют на грани полного уничтожения резерва носителя. Таким образом, приходит понимание своих возможностей. У каждого мага это происходит по своему и бывали даже случаи, что резервы трескались, разрушаясь в последствии. Сила не всегда берёт в расчет какие-то человеческие страхи, капризы, ужимки, а они могут повлиять. В том числе и это являлось одной из важнейших причин зачисления детей в школу, где опытные преподаватели наблюдали за ребенком и помогали ему.

Можно сказать, что эльф и целительница возникли на пути иномирца вовремя. Не останови они Игоря и неуправляемая мощь огня могла уничтожить резерв вовсе. На что рассчитывала стихия, ища границы допустимого у, можно сказать, ребенка, который и в магию-то не верил до недавнего момента? Ответа на этот вопрос узнать было не у кого.

Тогда ты тоже был без сознания и я говорила с тобой, — наконец отозвалась рыженькая и бросив быстрый взгляд на эльфа, вновь сосредоточилась на Игоре. Пальцы рук мягко массируя, проводили от кончика прямого носа по переносице, дальше по линии густых и прямых бровей, к вискам.

Сан, я не это хотел узнать, — проговорил принц вновь привлекая внимание рыжеволосой. Девушка, словно впадала в какое-то забвение, уходя с головой в исцеление.

Огонь. Я говорю с ним. Его нужно успокоить, — Рокси чуть улыбнулась. — Ведь он волнуется, как нашкодившее дитя. Когда Игорь поймёт это, тогда постепенно начнет прислушиваться к нему. Буйный дух бросается на выручку, защищая иномирца. Огонёк, просто боится потерять своего носителя. Скорее всего кого-то уже терял до этого. — Она закрыла глаза прислушиваясь к своему дару, а затем распахнула их вновь и с улыбкой посмотрела на эльфа, словно спрашивая: «Я ответила на твой вопрос?»

Не перестаю удивляться твоему добродушию, но ты ошибаешься, — рыжий сел рядом с ней на корточки и заглянул в аметистовые глаза целительницы — Огонь бездумно уничтожает всё, птичка. В нем горит сила разрушения и судьба носителя ему безразлична. Ты же помнишь условия для стихий, прописанные в книге даров и знаешь за что был изгнан огонь. Думаю, стихия просто использовала его, как переправу. Их мир лишен магии и для человека прибывшего оттуда, шанс овладеть ею практически равен нулю. Этап примирения для иномирца, сродни смертному приговору. И он выживет, если обуздает свой дар и научится приказывать, четко вымеряя и рассчитывая свои силы. Однако, доживет ли он до этого момента? — маленькая пауза, после которой принц сам ответил на свой же вопрос — Сомневаюсь. Сегодня он дышит благодаря нам, так как эта его вспышка мне больше напоминает провокацию. Огонь пытается убить, чтоб освободится и найти кого-то сильнее.

Но… — Сан поджала губы, так и не договорив. Она не верила в это, ведь её чувства говорили об обратном, так же как и сила целительницы, которая не могла ошибиться. Огонь просто желал вернуться домой, а не навредить кому-то. Однако, слова эльфа были настолько логичны, безапелляционны, что спорить расхотелось вовсе. Ведь все книги и знания о магии огня подтверждали сказанное Тимонариэлем. Всё одухотворенное этого мира приравнивалось к детям Природы, которая вложила в каждого свою энергию жизни. Одаренные — это слияние двух энергий природы: стихийной и человеческой. Никто не имел силы, подобной той, которой владела стихия и никто не умел так верить, любить, ненавидеть, доверять, …проще говоря чувствовать, как человек. Если стихия не хотела быть лишена подаренной энергии, она не должна была никого ранить умышленно, преднамеренно. С каждым умершим, стихия теряла часть силы, а с каждым вновь одаренным — приобретала. Это могло склонить мир в ту или иную сторону. Именно поэтому появились те, кто мог дать отпор стихийникам: целители, стражи, альтеры, менталисты, перевертыши. Равновесие ложилось на их плечи, увеличивая значимость и щекоча гордость. Эльф, как страж, многое знал об этом. Опустив голову, Роксана подыскивала слова, настолько же весомые, но таковых не находила. Всё держалось лишь на ощущениях, а Тим был уверен, что в роли опоры выступала её доброта, которая, по его мнению, здесь была неуместна.

Заканчивай тут. — Оборвал эльф поток мыслей Рокси и поднялся — Сегодня мы потратили много времени. Из-за него и тебя. Надеюсь, на рассвете вы будете способны идти дальше. Солнце заходит, выспись.

И бросив короткий, но недовольный взгляд на брюнета, эльф отошел к костру.

Девушка посмотрела на свои ладони: дар крутился вокруг запястий и пальцев, словно две золотистые змейки, сверкая чешуйками-пылинками.

«Почему он так говорит? Почему так однозначен?» — Сан подняла взгляд, упираясь им в спину принца и вспоминая то, как он вёл себя весь сегодняшний день, пока она пыталась привести Игоря в чувства: эльф следил за солнцем, медленно ползущим по небу, ходил на охоту, расставлял щиты по периметру и занимался приготовлением еды. О которой, кстати говоря, Рокси так и не вспомнила бы, если бы не медноволосый. Небольшая деревянная миска коснулась тыльной стороны её ладони и целительница, открыв глаза, молча уставилась в янтари эльфа.

Он не предлагал поесть и не просил помощи в приготовлении, а просто принёс сам. Когда она доела, забрал пустую миску и ополоснув, вновь наполнил ее и сел ужинать. Это шокировало девушку. Она не спрашивала его о происхождении и месте, где он родился и вырос, но тот объём знаний и умений, а так же манеры, говорили Сан о том, что его сословие выше, чем у неё. Никогда прежде Роксана не слышала, чтоб кто-то из высшего круга хотя бы просто умел готовить, но за всемя путешествия с Тимом она почти сумела привыкнуть к этому. Но то, что обычная девушка ела первой и из той же посуды, даже и представить было сложно. Поэтому сейчас целительница не могла понять, как этот заботливый братик (так мысленно она называла его, боясь признаться даже самой себе в том, что больше всего желает сказать это вслух) может так резко говорить о даре иномирца.

«Я же ощущаю этот трепет огня, который бросается спасать, как только чувствует сильное волнение Игоря», — рыженькая скользнула взглядом по лицу брюнета и остановила своё внимание на бровях — он хмурился.

Тшш, огненный, — она вновь провела по напряженному лбу влажный платком, предварительно смочив его прохладной водой из фляги — Вы привыкните друг к другу — она склонилась ближе и прошептала ещё тише — Он тоже боится тебя, как и ты его. Но вы с огоньком будете хорошей командой. Просто доверься.

Так она успокаивала себя. Этого хотелось, но была ли возможность?

Нет никаких оснований полагать, что Игорь слышит. Так же как и разумность его дара оставалась под вопросом. Но девушка просто надеялась.

Спи, огонёк. Нам предстоит завтра долгий путь. К тому же неизвестно, чем все закончится. Кажется, я ввязываюсь во что-то куда более серьёзное, чем сама это понимаю. Только никому не говори, что мне страшно, хорошо?

Трепет в душе, перед встречей с Джо становился все больше и больше. Разрастаясь.

Осторожно поднявшись, целительница укрыла Игоря поплотнее и обернувшись, вновь посмотрела на спину эльфа. Он сидел ссутулившись. Тим опять стал отстраненным и молчаливым. Сан не покидала мысль о том, что эльф злится. На неё, на Джо и на Игоря. Просто сдерживается и не говорит об этом, а его мнение, так резко высказанное о маге и огне, лишь укрепило эту уверенность. Из-за этого внутри кололо, не давая покоя. Говоря откровенно, не только это чувство мешало душевному спокойствию, но и волнение целительницы о том, что медноволосый хочет побыстрее дойти до города, чтоб исчезнуть из её жизни. Навсегда.

Какие слова сейчас подобать, чтоб он вновь улыбался, девушка не знала. Оставалось сказать только правду, тем более, именно на неё он реагирует лучше всего. Но какова эта самая правда? Сначала она скрыла сны о менталисте, а теперь взяла под свое крыло мага, который обладал отвергнутой стихией. Да, всё так. Однако, кто, если не они?

Иномирец был не виноват в том, что имел такой дар и нуждался в помощи, чтоб суметь выжить и обуздать эту силу. Огонь уже вернулся в свой мир и теперь, если погибнет этот носитель, стихия будет искать нового. Или же её поймают и прогонят. Вновь. Так ли опасен огонь на самом деле, как говорят о нем в книгах? Кто писал их? Кого огонь обжог и за что? Ведь чувствуя тепло, согревающее кончики пальцев, исходящее от иномирца, она потеряла ту уверенность в его опасности, забыв о своих ожогах, которые смогла свести, гораздо позднее, чем на то рассчитывала.

А Джонатан? Упорно желающий жить по своей воле и сохранить свободу выбора для других. Чем он заслужил казнь? Тем, что хочет быть простым человеком? Или тем, что управление чужой волей не входит в список его любимых занятий? Любая сила должна согревать и работать во благо, а не для того, чтоб ломать людей, науку и природу. Она считала, что нужно поступать по воле души и сердца, вопреки всем правилам, которые придумал кто-то и когда-то.

Обдумывая все это, девушка кивнула сама себе и решительно настроилась доказать эльфу, что они движутся в правильном направлении. И что нельзя бросать не Игоря, не Джо. Не её. Постараться сменить его гнев на милость и надеется на помощь в спасении менталиста. Да, он был согласен и до этого, но коварная мысль о том, что он пропадёт навсегда, вновь рыбкой проскользнула по сознанию и насмешливо махнув плавником, растворилась. Оставляя осадок. Навести панику девушка всегда умела лучше всего.

Неспешно подойдя к костру, Сан села рядом с принцем на поваленный сук и тихо позвала:

Тима.

Медноволосый повернул голову и посмотрел на Роксану. Не вопросительно, не озадаченно, не изучающе, а просто, … посмотрел. Будто знал, что она идёт и знал, что будет говорить. А что если и правда знал? Или догадывался?

Я думаю, что ты злишься, — несмело начала девушка. — Это не дает мне покоя и заставляет волноваться. Понимаю, всё, что происходит сейчас кажется каким-то не таким, непривычным и неправильным что ли... Сумбурным, спонтанным и неожиданным. И меня это очень пугает, но я осознаю, что слишком ровно все складывается. Каким бы сумасшедшим оно не выглядело со стороны. Ты только вдумайся в то, что произошло, — с каждым словом она все больше жестикулировала — Разве возможно было поступить иначе? Найдя тебя, я желала лишь одного — залечить твои раны. Все, до единой. Это ощущение поглотило меня. Думала ли я в тот момент о чем-то ещё? Нет, Ти, не думала. Я очень хотела, чтобы ты жил. Просто жил, понимаешь? У меня не было цели идти с тобой куда-то дальше. Или кого-то потом спасать. Я просто не могла смотреть на то, как тебе больно, — девушка сжала кулаки, вспоминая — Я так же хочу спасти Джо. Ты даже не представляешь насколько сильный был шторм его души. И я бы не представила, если б не увидела и не почувствовала это сама. Так не должно быть. Душа не выдержит… А он? — Сан бросила быстрый взгляд на спящего мага огня — Он погибнет и ты сам это знаешь. Даже лучше меня. Как я могу оставить Игоря? Скажешь судьба, которая начертала ему смерть? Но тогда как на счет того, что это судьба привела его к нам? — целительница облизнула губы, едва переведя дыхание и вновь продолжила — Я иду, лишь слушая свой дар и пойду за ним дальше. Но если, — она запнулась и перестав смотреть в глаза эльфа, глухо продолжила — если ты хочешь идти другим путём — и вновь секунда молчания, девушка глубоко вздохнула, собираясь — Я пойду сама. Если захотят уйти они, я так же отпущу, но путь продолжу. Кому-то ещё может понадобиться моя сила.

И вскинув голову, вновь упрямо посмотрела на эльфа.

Тишина заполнила уши, изредка нарушаемая треском поленьев в костре и шумом листьев деревьев. Ветер почти не ощущался, однако верхушки густого леса, шуршали, перешептываясь.

Чтоб сказать это, Сан собрала всю смелость. И теперь её не осталось, а мучительные секунды этой паузы, давили. Внутри собирался ком из тревоги, страха и какой-то надежды.

Наконец, будто отмерев, остроухий хмыкнул и проговорил:

Птичка, а ты, оказывается, умеешь быть серьёзной. — Губы эльфа растянулись, превращаясь в улыбку. Такую знакомую. — Я не зол на тебя. Просто задумался обо всем, что с нами случилось и, кажется, слишком сильно ушел в эти мысли. К тому же, пока ты занималась иномирцем, мне приходилось следить за временем, припасами и нашей безопасностью, — парень несмело коснулся ладонью её макушки, запуская пальцы в более светлую, но такую же рыжую шевелюру как и у него — Прости, птичка, я просто не привык объяснять свои действия, — чуть помедлив, добавил — и работать в команде, но я пойду следом за тобой.

А как ты привык? — тут же спросила Сан и её смятение в глазах сменилось привычным огоньком интереса и счастья. «Пойду следом», — трубило в голове похлеще праздничных фанфар. Даже маленькую колкость эльфа она пропустила мимо ушей, хотя, как только услышала её, обещала себе, что надует щеки. Обязательно демонстративно. Теперь же хотелось прыгать. Рокси широко улыбалась.

Любопытство тебя погубит. Тебе нужно выспаться, — усмехнувшись, ушел с этой темы Тимонариэль. Раньше мало кто обращал внимание на его усталость, сосредоточенность или плохое настроение. Но теперь его хмурость стала волновать ещё кого-то.

Но ты же мне потом расскажешь? — не унималась та.

Расскажу, только иди уже ложись спать, — картинно закатывая глаза, со вздохом отмахнулся от рыжули эльф.

Сан поднялась и хотела было пойти, но замерла и обернувшись, вновь спросила, тихо и осторожно:

Тима, а ты точно не злишься? Честно-честно?

Честно-честно, — словно передразнивая и продолжая улыбаться, отозвался принц.

Ти, и ещё, — после этой фразы эльф как-то нервно захихикал, но не стал прерывать, намереваясь таки дослушать.

Мне всё ещё не по себе из-за всего. И не хотелось бы… — ей сложно было подбирать слова. Они, словно разбежались в разные углы сознания, если, конечно, оные у него были — То есть, не хочу позволять сомнениям вставать между нами. Поэтому, чтобы не случилось, обещаю всегда говорить правду. Даже самую плохую.

Возможно, где-то в глубине души она ожидала того же в ответ, но догадывалась, что этого не будет. Тим был красноречив в поступках и уклончив в словах. По крайней мере так ей казалось.

Хорошо, птичка, я согласен.

Роксана переступая с ноги на ногу, мялась возле медноволосого пару секунд, а затем порывисто обняла.

Тот, не ожидав, чуть отклонился назад, удивленно скосив взгляд на девушку. Он не относился к недотрогам, особенно это касалось противоположного пола, но и не позволял никому притрагиваться к себе без каких-либо на то причин. И, как следствие, не распускал руки сам.

Спасибо, Тима, — страж услышал, как девушка облегченно выдохнула, будто с хрупких плеч упал огромный груз и только это заставило осознать, насколько тяжело Сан далась эта притворная смелость в словах. Напряженность в спине парня ушла, а взгляд потеплел. Первая реакция на объятия, было ожидание «двойного» умысла. Это не было каким-то «плохим» отношением к кому-либо, а лишь простая привычка анализировать. Однако, обычный выдох заставил посмеяться над самим собой.

«Я превращаюсь в трусливого зверя, который вздрагивает от шороха листьев на деревьях в ветряную погоду?», — гордость всколыхнулась, принимая вызов и он обнял в ответ, одной рукой.

Благодарю и я, Сан, — прозвучало так официально, что от собственных слов эльфу стало смешно.

«Дрессировка не прошла даром. Но, кажется, она тоже умеет дрессировать», — и вновь улыбка. Пока никто не видит, можно и побаловать себя не сдерживая хорошее настроение.

Сладких снов, — разрывая объятия, малышка Сан улыбнулась в ответ и засуетившись, стала раскладывать походный плащ эльфа, в котором, кутаясь, всё время спала до этого. Устроиться решила неподалеку от иномирца. Хотелось побыстрее спрятать горящие от смущения щеки, а около Игоря было меньше всего света от костра.

Тимонариэль долго смотрел на рыженькую, пытаясь понять те чувства, что она пробуждала. Он перестал быть равнодушным к ней. Неугасающее желание защищать и оберегать, практически с головой накрывало, каждый раз, когда она оказывалась рядом. Это пугало больше, чем иномирцы, спасение менталиста и хождение по лесам и полям в поисках крова, еды и приключений.


***ГЛАВА 8. Столица***

Просыпайтесь, сони! — Сан шла с водоёма и несла в руках фляги наполненные до кроев водой. Рукава её бесформенно свисающей рубашки были закатаны до локтей, а волосы влажные, стянутые в длинную и тугую косу до колен — Я даже успела сбегать за водой, а вы всё ещё бока мнёте.

Девушка улыбнулась, наблюдая за Игорем, который щурился от яркого утреннего солнца и уже вскочившем на ноги эльфом, упорно ловящим ладонью зевки, в попытке прогнать остатки сна. Он лег незадолго до рассвета, дежуря у костра до последнего, но усталость и потраченные на защиту силы, дали о себе знать и облокотившись на ствол дерева, принц уснул.

Почему всегда нужно идти именно в такую срань? — Брюнет натянул плащ, которым укрыла его Сан, на голову и повернувшись к ним спиной, затих. Всем своим видом изображая сон.

Мы идём в столицу, а не в… срань. Что за странное название? — принц нахмурился и продолжил — Нам необходимо успеть до полуночи. Если ты не желаешь дальше плутать по миру в одиночестве, то вставай. Перекусим и уходим. — Ти достал из мешка несколько вещей, которые успел приобрести в последней таверне, у сухонькой владелицы и подойдя к брюнету, положил рядом — Надень это, твоя одежда пришла в негодность, после встречи с магией огня.

Игорь, кстати, прости, совсем забыли представиться. Моё имя Роксана, но я привыкла к сокращенному Сан, а это — Тим, — девушка улыбнулась, искоса наблюдая за тем, как эльф быстро взялся за приготовления завтрака и присев неподалеку от иномирца, продолжила — И Ти прав, нам пора собираться. Мы не имеем права удерживать...

Ой, да, понял я уже, — недовольно прервал её огненный — Что ж вы такие занудные? Встаю и одеваюсь.

Парень сел, руками потер лицо и замер, с любопытством рассматривая свои ладони. Затем стянул футболку, через голову, оглядел торс. Сан ойкнув, отвернулась и покраснела. Послышалось шуршание одежды и возня.

Что за херня? Я уверен, что вчера вечером весь был в ожогах, — удивленно пробормотал молодой человек и не обратив никакого внимания на смущение девушки, обратился к ней — Как это произошло? В первый раз, когда я обгорел, старушка, которая выхаживала меня, долго пи**ела, по поводу моих игр с огнём. Будто, *лядь, я сам торчу от всего этого. И спасибо за шмотки.

Эльф тем временем, встал и выпрямившись, пристально посмотрел на иномирца.

Первый раз? — коротко уточнил остроухий, стараясь сдержать нарастающее недовольство по отношению к Игорю.

Да. Он был куда слабее, я не знал, как остановить пламя, поэтому просто прыгнул в воду с моста, потеряв при этом сознание. Х*р пойми из-за чего. Мое бессознательное и мирно дрейфующее тело течением отнесло к берегу какой-то деревни. Там, всего в ожогах, меня и нашла эта бабуля. Но, сейчас их нет! Я научился залечивать раны? — в голосе послышались радостные нотки.

Нет.

*лядь. — Брюнет вздохнул и начал одеваться. Большая часть предложенной эльфом одежды подошла, так как оба парня были высокие. Однако принц был натренирован и жилист, когда как иномирец не мог похвастаться подобной крепостью тела и рельефа.

Это сделал ты? — Игорь посмотрел на эльфа, почему-то уверенный в его причастности.

Нет. Лечила тебя я. И, знаешь, ты очень странно выражаешься, Игорь, — начала рыженькая, аккуратно укладывая вещи в сумки и пряча смущение, совершенно не обращая внимания на вспышку гнева в янтарных глазах эльфа. Она попросту не видела, так как опустив голову, сосредоточилась на сборах.

Да, по*уй на то, как я выражаюсь. Как ты смогла это сделать? — отмахнулся брюнет всё ещё внимательно ощупывая тело в поисках болезненности — Я смогу так же научиться?

Я целитель, Игорь. Это дар, как у тебя — огонь. В нашем мире редко встречаются два дара в одном человеке. Либо ты целитель, либо носитель стихии. Поэтому нет, не научишься. И да, всё же постарайся говорить более разборчиво и с уважением, хорошо? Мне хотелось бы понимать тебя.

Окей, я постараюсь, но не обещаю. И спасибо за то, что вылечила, — иномирец довольно улыбнулся.

Это иномирский диалект, птичка. Почти все они говорят так, будто только вчера в их головы магическим образом поместили все слова и теперь всезнайки путаются в буквах, — слишком спокойным тоном пояснил принц.

Темно-карие и орехово-янтарные глаза встретились, пристально смотря друг на друга.

Ти, это просто так ка.., — рыженькая подняла глаза на эльфа и замолчала. Переводя взгляд с Тима на Игоря, она почувствовала, как внутри стало не по себе.

Любая грубость или угроза могла вывести иномирца из себя и взорвавшись, он задержит их всех. Это приведет к опозданию на казнь, а из этого следует… к Джонатану. Паника внутри набирала обороты.

Ти-им, — голос дрогнул, а эльф перевёл взгляд на Сан и тяжело вздохнул.

Тимонариэль не отличался особой доброжелательностью к этому незнакомцу, который скорее мешал, нежели был полезным. И уже сейчас поведение иномирца выходило за рамки того, что мог терпеть принц. Всё его нутро трясло от недовольства и желания оставить Игоря прямо здесь и сейчас. Роксана же, казалось, просто не заостряла внимание. Но это лишь казалось.

Повторю слова Сан. Постарайся более уважительно относиться к тем, кто изо всех сил стремится сохранить твою жизнь. Меня не прельщает перспектива воспитывать тебя и спасать из передряг, в которые ты попадёшь по незнанию или собственной глупости. Хочешь выжить — слушай и запоминай. Выступать начнёшь тогда, когда сможешь постоять за себя.

Чё я такого сказал-то? Подумаешь, матерюсь. Сразу обидки какие-то, — недоуменно спросил Игорь эльфа, но тот лишь покачал головой и махнул рукой. Медноволосый не любил тратить время. Особенно на самоуверенных и глухих упрямцев. Очень часто его равнодушие оценивали, как бегство или трусость, что не волновало вовсе. Доказывать свою точку зрения желания не было. Кому нужно тот мог прислушаться, а другие вольны идти мимо.

Просто следи за своими словами. Мы просим о банальном. — Сан поднялась — Огонь выбрал именно тебя, а стихии редко ошибаются. Но насколько ты готов к этому дару? Вот в чем вопрос. Я весь день восстанавливала твои силы, которые ты потерял после вчерашнего. Твое тело не привыкло к подобному и пока что, всё протекает очень болезненно, — девушка подошла вплотную к брюнету и заглянула в глаза — Послушай, нам нет смысла брать тебя с собой. Ты встретился случайно и мы просто решили помочь. Нет времени, рассказывать тебе об этом мире и спрашивать у тебя о твоём. Поэтому либо ты сейчас доверишься нам и слушаешь наши советы, либо дальше сам. Мы тебя не держим. Можешь вставать и идти, куда хочешь. А если нет, то будь добр, прояви должное уважение к нашим просьбам. Мы же не просто так просим. Нам не нужно лишнее внимание, особенно к тебе, а своими словами ты практически кричишь о том, что не местный. Понимаешь? Мы не просто так ходим по лесу, разве не очевидно?

Медноволосый посмотрел на нее и улыбнувшись себе под нос, молча продолжил возиться с завтраком. Кажется, его позабавил воинствующий вид маленькой, похожей на подростка, девчушки.

Парень нахмурился и отвернулся. Доверия ни к ней, ни к этому длинноухому не было. Но и других вариантов тоже не предвиделось. По крайне мере в ближайшее время. Целительница говорила правду — он помеха. Зато они ему нужны, так как их знания могли бы помочь здесь выжить. Думать о том, что вскоре он вновь окажется дома — бред. Не окажется. Так что стоило научиться выражаться яснее и осторожнее.

Б*ядь, почему всегда всё через за*ницу? — Игорь стиснул зубы, чувствуя что-то отдаленно напоминающее стыд — Я с вами. Простите, что так вел себя. Я всё ещё на измене.... То есть, я всё ещё…эм, переживаю и волнуюсь из-за всего, что со мной случилось. К тому же, в моем мире нет особых правил при разговоре. Я не привык.

Сан улыбнулась, пряча серьёзность и тоску в глазах.

Помоги мне собрать вещи и сядем есть. Ти, пахнет так, что аж слюнки текут, — она тепло посмотрела в, задумчиво изучающие её, янтари глаз эльфа.

Рокси всё чаще стала замечать на себе его внимательный взгляд. Это немного настораживало, но девушка не подавала вида, даже боясь начать пробовать искать причину. Даже хотя бы мысленно.


***

Принц обернулся и выругался, заметив, как невысокая и худощавая девушка застыла перед искрящимся фонтаном. Солнце отливало золотыми бликами на её рыжих волнах волос.

Птичка, надень капюшон, — он подошел ближе.

Струи воды извивались, рассыпаясь тучами брызг. Магические фонтаны отличались особой красотой. Их сооружали мастера стихий и художники. Совместный труд завораживал. Однако эльф, привык к подобной красоте и даже не обратил внимание на аквамариновое искусство, когда как рыжуля, кажется, видела подобное впервые.

Собственно, как и Игорь. Но брюнет, в отличие от Сан, стоял чуть поодаль и из-за глубокого капюшона, было трудно понять куда смотрит иномирец и насколько он восхищен местным творением.

Столица стихий Иритриум, располагалась на горной местности, которая у своего основания примыкала к морю. Основную часть населения города составляли стихийники, но не все маги стихий могли жить здесь, по той или иной причине. Однако, именно это место было устроено с наибольшим удобством для них. Город делился на пять частей, по количеству стихий: вода, воздух, земля, огонь и металл. Каждый район находился в благоприятном для этой стихии месте. Воздушники занимали вершины горных хребтов, предпочитая находиться неподалеку от пушистых облаков и небесной глади. Водники жили у подножья горы, близко к берегу, и, соответственно, к воде. Чуть выше, на нижней части горных массивов, селились одаренные стихией земли, а маги металла обосновались в пещерах, различной глубины. Центральная часть принадлежала огневикам. Но, довольно долгое время район огня занимают все, кто захочет, так как после изгнания это место стало заброшенным. Львиная доля опустевших земель была отведена под рыночную площадь, где пересекались все стихии. Своего рода нейтральная территория города, место встреч и развлечений. Эта система разделения была скорее теоретической и никто не запрещал, например, магу земли поселиться на берегу моря среди водников. Впрочем, таких случаев было очень мало.

Ещё на подходе к городу, было решено держаться неподалеку друг от друга и идти именно в центральную часть Иритриума, где легче всего затеряться в толпе. К тому же, именно там располагалась центральная площадь и эшафот. Первым шёл Тим, он же и указывал путь, так как бывал тут ранее. Замыкал Игорь. Оба молодых человека украдкой следили за Сан, так как из-за своего маленького роста, чуть ниже полутора метров, девушка легко могла потеряться. Хотя, возможно, рост был не единственной причиной, а ещё и феноменальная способность находить проблемы на свою голову. И не только голову.

Ти, смотри! — она, будто ощутив взгляд эльфа, обернулась и широко улыбаясь, бесцеремонно указала пальцем на столпы брызг. В глазах Рокси прыгали искры восторга. Парень вздохнул. Кажется, обреченно. Это рыжее и ходячее негодование с кудрями лишь заметив что-то, по её мнению интересное, с восторгом пятилетнего ребёнка практически пищала, изредка хлопая в ладоши и подпрыгивая на месте.

Вот и в этот раз, схватив принца за руку, притянула поближе к фигуркам из воды, умело разбрасывающим мыльные пузыри и брызги.

Смотри красота какая, — и вновь указывающий жест. Вся конспирация закончилась, только начавшись. Тимонариэль испытывал смешанные чувства негодования и удивления. Однако, показывать эмоции не хотел, уже привычно игнорируя и сдерживая.

Успокаивало только то, что иномирец по прежнему был «не с ними». Игорь не подходил, так как бросив взгляд на принца, заметил, как тот отрицательно мотнул головой. Мол, не высовывайся.

После разговора с Рокси, ещё там, где они ночевали, брюнет стал внимательнее относиться ко всем словам и старался не выступать, отмечая, насколько осторожно действует эльф. Игорь не намеривался оставаться с ними надолго, но выжать максимальное количество знаний из этой парочки необходимо.

Вижу-вижу, птичка. Только не кричи, людей распугаешь, — он хмурился, пытаясь сдержать улыбку. Её неподдельное счастье, почему-то начало передаваться и остроухому. Подобное контролировать было сложнее, уж слишком заразительно.

Ох, прости, — она закрыла рот рукой и шепотом продолжила — Я такого никогда не видела. Оно само так держится всегда?

Не всегда, а лишь на периоды городской ярмарки. Мы же в столице Стихий — принц наклонился к ней и накинул капюшон на голову, пряча выбившиеся из косы кудри в его глубине — Не привлекай внимание, хорошо? Нам это не нужно, птичка. Не думал, что ты раньше никогда не видела подобных. Ты же училась в лучшей школе для одаренных. Ты не устаёшь удивлять. Зачастую именно своим незнанием простых вещей — Его голос был спокоен. Только голос.

Тяжело с младшими, да? — рядом с Сан встала девушка и широко улыбнулась эльфу. Тот выпрямился и изучающе посмотрел на незнакомку, даже не пытаясь ответить. Девушка была хороша собой: стройная фигурка, округлые формы, мягкие черты лица, полные губы и выразительные миндалевидные глаза с чарующим взглядом карих глаз из-под густых и черных ресниц.

Ой, здравствуйте, — Сан хотела объяснить «брату», что кроме библиотеки никуда и не ходила, когда училась, но лишь перевела взгляд с Тима на гостью и обратно. Молчание обоих немного удивило и она решительно начала первой — Вам тоже приглянулся этот фонтан?

Та весело рассмеялась и сделав несколько движений кистями рук, протянула ей водяной цветок. По стеблю струилась вода снизу-вверх, распускаясь водяными лепестками. Там, словно живая, она бегала, но не растекаясь, а продолжая держать форму изящной лилии.

Фиалковые звезды глаз Сан заблестели от восторга и эльф даже не успел перехватить руку целительницы, как та, взяла сотворённое чудо, восторженно затаив дыхание, разглядывая подарок и прикасаясь к нему тонкими пальчиками.

Тим подозрительно сощурился, не одобряя то, с какой легкостью Сан готова взять у каждого прохожего, любую побрякушку.

Вода подчиняется Вам с охотой, — помолчав, проговорил Тимонариэль и продолжил — С младшими всегда непросто.

Это только кажется на первый взгляд, пока они рядом. Стоит лишь кому-то из них пропасть... — Смолянистоволосая замолчала, посмотрев в глубину воды, задумавшись и утопая, а та, словно улавливая что-то, завибрировала. Брызг стало больше, а мыльные пузыри взметнулись в небо плотным облаком.

Тим рефлекторно обвил плечи Сан, почуяв в этих словах угрозу в сторону девушки, которая не замечая ничего, вновь взвизгнула и несколько раз взмахнула рукой, ловя радужные сферы.

И как поверить в то, что эта «младшая» даже с высшим образованием Целителя?

Тим вновь вздохнул. Это не укрылось от стихийницы и она, улыбнувшись широко и открыто, произнесла:

Берегите её чистоту.

Эльф вскинул брови от удивления, но когда обернулся на голос, незнакомки и след простыл. Будто и не было вовсе. Затем бросив взгляд на Игоря, он поймал тоже недоумение, а следом короткое движение головы: нет, не заметил куда делась. Неприятное ощущение скользнуло вдоль позвоночника. Интуиция?

Птичка, пошли, — большая и теплая ладонь ухватилась за тонкие пальчики, по которым стекали капли от растаявшего цветка и потянул за собой — У нас мало времени.

А? Д-да, — она оглянулась, ища глазами девушку, которой даже не успела сказать «спасибо». Но не найдя, лишь расстроено поджала губы и ускорила шаг, стараясь поспевать за высоким парнем в капюшоне, чуть ссутулившемся и убравшем вторую руку в карман кожаной куртки.


***

Дальше я пойду один.

Медноволосый остановился и посмотрел на Сан, долгим, внимательным взглядом. Словно раздумывая и взвешивая все ещё раз. Девушка, непонимающе смотрела в ответ, ощущая тревогу и напряженность всей ситуации. Не знать, где искать и с чего начинать, эти самые поиски было довольно неприятным. Оставаться наедине с Игорем, она не боялась, однако, отсутствие эльфа добавляло нервозности.

Тимонариэль неуловимым движением руки подозвал иномирца, который внимательно наблюдая тут же приблизился и выжидающе замер около Сан. Кажется, волновался и он.

После встречи с Лимбо, мы вместе будем думать, как спасти менталиста, а затем выберемся из города. Там на окраине есть небольшая таверна, остановимся в ней. Примем душ и отдохнём. Времени на всё слишком мало, поэтому далеко не уходите.

А погони не будет? — Игорь нахмурился.

Будет. Но искать нас настолько близко, никто не станет. К тому же у Лимбо есть на сей счет свои фокусы. Увидишь, — эльф неожиданно весело хмыкнул.

Почему нам нельзя туда с тобой? — Сан с беспокойством озиралась по сторонам.

Потому что вместо него может прийти кто-то другой. Или его враги, неожиданно найдут долгожданную цель, к которой добавится огненный маг и целитель со стражем. Просто праздник какой-то. — Его излишняя саркастичность, казалась сейчас слишком острой, но защитная реакция у всех своя. После секундной паузы, принц закончил, уже более серьёзно:

Осторожность нам не помешает.

К тому же если меня поймают, огонь вырвется, Сан, — Игорь наклонился и заглянул в глаза девушки — Сама же говорила, что нужно беречь друг друга. Не хотелось бы сжечь сразу половину города.

Брюнет улыбнулся. Немного виновато. За этот короткий период времени, что были с ним, они привыкли к его частому ворчанию себе под нос и вопросам. Парень старался всё запомнить и молча кивая, внимательно слушал. Эльф был доволен его изменениям и изредка что-то пояснял, коротко и выделяя лишь основную часть. Этого вполне хватало, чтоб иномирец понимал.

Кудряшки встрепенулись, когда девушка чуть вздрогнула и обеспокоенно посмотрела на Тимонариэля.

Ти, а если тебя схватят? Мы не успеем спасти и тебя и Джо! — Целительница закусила нижнюю губу.

Не волнуйся. Обещаю, что скоро вернусь. Присмотри за ней, — кинул эльф Игорю, через плечо и быстро затерялся в толпе, словно убегая от дальнейших расспросов.

Иномирец заметил растерянность в глазах девушки и поймал себя на мысли, что желает её успокоить. Любым способом.

«Чертова женская магия».

Сан, давай пойдем поближе к площади. В толпе будет проще затеряться, — он вновь хмурился и выглядел очень собранным. Рокси ощутила тепло, исходящее от парня. То самое пламя огня, которое, согревало и оберегало, но не обжигало.

Я была права, — она мягко коснулась ладонью его груди, от чего парень вздрогнув, удивленно посмотрел на целительницу. Он просто не ожидал, так как был сосредоточен.

Чё?

Твой огонь дорожит тобой и вырывается, когда желает защищать.

Ты это уже говорила, — ворчливо отозвался иномирец.

Да. Хороший огонёк, — пальцы погладили узел шнуровки на кожаном жилете, плотно затянутом на груди. Сан улыбнулась, а вокруг её запястья вспыхнуло голубое сияние. Девушка ойкнула и резко убрала руку. Пламя исчезло, как дымка.

Б*ядь! Больно? — Игорь осторожно коснулся запястья, рассматривая — Ни понимаю, как это работает? Как это взять под контроль? Черт.

Нет, всё в порядке. Я даже не по...

Не в порядке, — перебил иномирец и как-то нервно потер переносицу большим и указательным пальцами, правой руки — Если эльф прав то, огонь меня просто убьёт. Ху*вая перспективка. Домой мне вернуться не светит и чтоб здесь выжить шансы пока маленькие. С трудом могу назвать это «в порядке».

Ты боишься? — Сан нахмурилась. Испытывать подобные чувства по отношению к собственной силе слишком опрометчиво, хотя вполне ожидаемо. Особенно для того, кто только недавно с ней столкнулся.

А смысл? — неожиданно Игорь широко улыбнулся, демонстрируя ямочки на обеих щеках — Дело не в страхе. Я привык, что у меня всё под контролем и именно так, как я хочу. Просто люблю, когда всё по-моему.

Глаза орехового цвета игриво блеснули, а целительница чуть склонив голову на бок, вглядывалась в них, будто ища ответа на все вопросы, что роем кружили по сознанию. Он был грубым в первое время, потом уступчивым, а в итоге, оказалось, что брюнет не любит проигрывать и более того не собирается хвататься за голову, впадая при этом в истерику. Человек-настроения. Вспыльчивый, стихийный, спонтанный, необузданный и разный. Огонь подходил ему. Игорь не был переправой и теперь целительница полностью уверилась в этом. Иномирец всецело соответствовал своей стихии.

Попроси, — Сан скользнула взглядом по отросшей щетине на остром подбородке брюнета — Обратись к нему.

Тот удивленно приподнял брови и по его лицу стало ясно, что смысл слов девушки улавливается с трудом. Рыженькая вздохнула и пояснила:

Попроси у огня. Говори с ним, мысленно хотя бы. Ещё со школы все считали меня странной из-за моей привычки говорить с даром, однако, я его слышу и чувствую. Попробуй и ты. Пока это единственный вариант, который приходит в голову. С чего-то нужно начинать, а ты вместо того, чтоб слушать — сопротивляешься. Скорее всего стихия считает, что она знает больше твоего и на правах сильного, контролирует всё.

Бредятина какая-то, ты уж прости, — полные губы изогнулись, выдавая кривую усмешку — Скоро начну разговаривать с огнём, обедать с ангелами и ходить в гости к драконам. А в прочем, что я теряю?

Ангелами и драконам? Интересные слова. Что они означают?

Из толпы вынырнул хрупкого телосложения мальчонка и подбежав к ним, быстро прошептал, прерывая их мирную беседу.

Выслушайте меня, пожалуйста, но только не делайте резких движений, — темно карие глаза парнишки были серьёзны и выдержав паузу, которая предполагалась скорее всего для возможных возмущений, он бросил очень внимательный взгляд сначала на Сан, затем на Игоря и продолжил — За вами следят. Изначально их было трое, но как только один из вас ушел, вслед за ним исчез и их третий. Я заметил это ещё около входа в город — он чуть потупился, но затем вновь подняв голову, продолжил — Ваше неподдельное счастье у северного фонтана, было очень сложно пропустить. Простите. Я… Вы… — он опустил взгляд, словно потеряв мысль, но затем вновь продолжил, опомнившись — В общем, могу отвезти вас обоих в более безопасное место и чтоб найти его, придётся изрядно попотеть.

Мальчонка не озирался по сторонам и держал спину ровно, всем своим видом выказывая лишь спокойствие и невозмутимость. Он был выше в росте, чем Сан, однако порядком ниже иномирца, худощав и походил на девочку.

Эй, пацан, с чего ты решил, что я счас теряя тапки, последую за тобой? — Игорь вновь нахохлился, голос стал заметно грубее — Я не вижу слежки — Брюнет крутанулся на месте.

И без того круглые глаза парнишки распахнулись от удивления ещё больше, после чего он шмыгнул носом и тонкие пальцы длинных рук взъерошили белокурую шевелюру, нескладно торчащую в разные стороны:

Цц, — как-то совсем раздосадовано цыкнул неожиданный помощник — Ты ещё покричи, для пущей верности: «Кто тут за нами следит!?» — Закусив зубами щеку с внутренней стороны он тяжело вздохнул, что-то обдумывая. Иномирец в ответ лишь скрестил руки на груди. Он считал, что мальчишка прикидывается и его актерская игра огненного не вдохновляла.

Я боюсь, что в любом случае, нам нельзя уходить отсюда, — Сан почувствовала тревогу, правда не совсем понимала, чем та была вызвана больше: новостью о слежке, хмуростью иномирца, странным юношей или его внезапной помощью.

Почему? — тут же вскинулся белокурый.

Нам велено оставаться здесь. Если мы уйдем, то тот, наш третий, не сможет отыскать нас, — Сан чуть улыбнулась и бросив взгляд в сторону, заметила движение на крыше — Оох, — пальцы дрогнули, она уставилась туда без стеснения и отчетливо увидела двоих, пристально наблюдающих за ними. Девушка отвернулась. Страх скользнул вдоль позвоночника. Пытаясь уговорить саму себя в том, что это лишь почудилось, она вновь устремила свой взгляд на здание, но там осталась лишь одна фигура. Это не принесло никакой радости.

Глупости, я помню, как он выглядит и спокойно смогу отыскать и привести его к вам.

Слушай, давай проваливай, а? Я не уравновешенный, так что не беси.

Игорь, перестань, — Рокси повернулась к огненному, осознавая, что слова юноши отнюдь не беспочвенны и успокаивающе провела ладонями по плечам нахохлившегося брюнета — Он прав. Я только, что видела двоих на крыше.

Я не ошибся! — мальчонка резко схватил Сан за запястье и потянул на себя — Уходим, скорее!

Иномирец, проследив встревоженный взгляд парнишки, наткнулся на серые, словно цвета стали, глаза рослого парня. Идущего в их направлении: его брови были сведены на переносице, а губы сжаты в две тонкие полоски.

Твою же мать… Какой-то он не добрый совсем, — как-то оторопело вырвалось из уст брюнета — Уходите.

Нет, даже не думай, — Сан протестующе засопела и посмотрела на Игоря.

Ага, сейчас, в догонялки будем играть, против этого длинного и накаченного шкафа с антресолью. Бред. Шансов — ноль. Ты только посмотри, да у него один шаг, как два моих. К тому же их двое. Нужно, кстати и второго как-то выманить иначе за тобой побежит. Так что валите, а я тут пока прикинусь суперменом. На шум прибежит ушастый, так что никто не пострадает, он же у тебя мастерски упражняется с фляжками. Нет смысла прятаться, Сан. Мне, так точно… — и иномирец довольно резко отпихнул целительницу, практически в руки топчущегося на месте в ожидании белокурому.

Сопротивляться юному спасителю было крайне трудно, особенно после того, как Игорь помог ему сдвинуть Сан с места. Целительница не хотела оставлять иномирца одного, заранее предполагая, чем всё может закончиться.

Бе-е-ежи-им уже! — крикнул обладатель слишком тонкого и хрупкого тела, в котором оказалось достаточно сил, чтоб поймать в объятия и утянуть с собой девушку, едва не упавшую носом в камнем выложенную площадь, после ласкового подталкивания огненного мага.

Не-ет, пожалуйста! Да, отпусти ты меня! — что есть сил крикнула рыженькая, но малой юркнул за ближайший дом, утаскивая её за собой, а иномирец скрылся из виду.

Ну, что, говорите разговоры разговаривать? — Игорь посмотрел на свои ладони — Че, «фаерболлы» слабо сделать, а? Кругленькие такие огненные шарики, чтоб при столкновении от души *бнуло. Сообразим на двоих, огонёк, маг я или где?


***

Моё почтение, — эльф улыбнулся и чуть склонил голову в знак приветствия.

Короткостриженый блондин поднял тяжелый взгляд темно-зелёных глаз и несколько секунд всматривался в принца, затем словно убедившись, что Тим действительно тот, за кого себя выдаёт, поменялся в лице: широко улыбнулся и кивнул в ответ, рукой приглашая сесть на место напротив.

Ты изменился, Косичка, — после небольшого молчания прыснул призрак, сразу отмечая отсутствующую копну медных волос — Сам? Или кто помог?

Ты не смог, думаешь, кто-то другой сумел бы дотянутся до неё?

Блондин хмыкнул, понимающе.

Их совместные спарринги и начались с этого незатейливого: «Косичка».

Благородная кровь не могла себе позволить столь насмешливого отношения, тем более, что длинна волос имела не последнее значение среди эльфов и насмехаться над подобным было, как минимум, неуместно и оскорбительно. Лимбо, волосы которого торчали коротким ежиком, вызывая фырканье среди эльфов, было откровенно всё равно.

Тимонариэль настолько выделялся своим равнодушным отношением к боям, что блондина это зацепило. Проигрывал ли принц или побеждал, выражение его лица практически не менялось. Лимбо захотелось расшевелить его, разозлить, увидеть эмоции. Не сказать, что у длинноухих было принято не выражать своих чувств, однако большинство из них держались какой-то определенной манеры поведения. Нужно отметить, довольно скудной. Но не один из них не чурался проявлять их в бою и спарринге. Это было своего рода место «без границ», где работали и уловки, и хитрость, и подсечки, и даже словестные унижения и оскорбления. Покидая поле боя, противники вновь надевали маски манерности и воспитанности, пожимали друг другу руки и расходились в разные стороны. Эти бои были популярнейшими, среди всего Средиземья и участие принимать в них могли любые расы, любой наружности и сословия. Впервые Лимбо и Тим познакомились именно там, когда мутант вызвал его на дуэль.

Приветствую, Косичка, — низкий поклон мутанта не произвел должного эффекта на принца, однако публика заулюлюкала.

Короткий кивок головы и принц обнажил меч, вставая в боевую стойку, коя говорила о готовности. Его манера боя была хороша, но не безупречна. Чего нельзя было сказать о щитах. Многие знали о том, что Тимонариэль носил дар стража и владел им куда искуснее многих. Бои были для него лишь тренировкой и отработкой щитов. Нападение волновало его куда меньше.

Лимбо же не имел магии вовсе. Если ненадолго забыть о крови, пропитанной алхимией. Мутанту было чем удивить, но он не спешил раскрывать всех своих умений.

Все виды оружия были знакомы Лимбо и он охотно использовал, как говорится «всё, что под руку попадалось», однако любимым, по прежнему, оставались изогнутые кинжалы. Изготавливались они специально под его руку и исключительно по его желанию и эскизу, поэтому вторых таких, кажется, ещё никто не решился себе изготовить. Само оружие напоминало соединенные центральной рукоятью два направленных в разные стороны изогнутые кинжалы с двусторонним лезвием.

Рукоять клинков была снабжена небольшим стальным щитом для безопасности костяшек рук. Блондин использовал их как парное оружие, имея в каждой руке по затейливой «игрушке».

Бой между «найдёнышем» и принцем длился долго: щиты блокировали ловкие и почти неуловимые выпады Лимбо, который спасался он точных и рубящих ударов Тимонариэля за счет своей изворотливости и потрясающему умению растворяться в воздухе, становясь невидимым для глаз. У блондина не было цели ранить противника, он пытался срезать его тугую косу, когда как эльф уловив эту игру и увлекшись ею, не использовал абсолютных или покрывающих всё тело щитов, а лишь ближе к середине боя завязал глаза и стал учиться слышать призрака: его дыхание и шаги.

Бой закончился разрезанной повязкой на глазах эльфа. Блондин улыбнулся и протянул руку для рукопожатия, тот ответил на него, улыбнувшись в ответ.

С тех пор Тим часто тренировался с компанией Лимбо, убегая подальше от посторонних глаз и лишних длинных ушей своих собратьев.

Значит сам. Жаль, я ведь надеялся когда-нибудь, — и вновь улыбка, демонстрирующая широкий рот и его, чуть изогнутые кверху, уголки — Так, что случилось расскажешь или так и будем раскланиваться в любезностях?

Ты ожидал горячих объятий? — медноволосый хохотнул, но затем поддался вперёд и более тихо добавил — Не здесь. Я не один и будет лучше, если мы обсудим это вместе. К тому же есть ещё одно дело, которое, к сожалению, не отложить.

Мутант пристально посмотрел на друга, затем бросил задумчивый взгляд в окно.

Из нас двоих любителем приключений называли меня, — внешне он выглядел совершенно спокойно — В какую игру ты влез? За твою голову объявлена награда. Ты знаешь? Я по пути сюда, убрал несколько твоих ищеек. Ты не в курсе конечно, но ты мне уже должен, — его брови сошлись на переносице — И что самое интересное, — молодой человек вновь взглянул на друга — все они остроухие. Кто-то прознал о нашем маленьком секрете?

Тимонариэль вздохнул и постучав пальцами по столу, произнёс:

Мне сначала пожаловаться на свою жизнь, а затем воспеть твои славные подвиги или наоборот? — короткий взгляд в окно, волнение внутри нарастало. Эльф ощутил это чувство, как только Сан и Игорь потерялись из виду. Если судьба брюнета ему была не сильно важна, то девушка… — Верь мне.

Я и не сомневался. Просто жду хвоста, который ты сюда приволок. К тому же не дергайся так, за твоими попутчиками присматривает Áлькрас и Цесса. Они в обиду не дадут.

Что ты сделал? — лицо эльфа вытянулось от удивления.

Ну, мало ли, ведь слежка могла быть не только за тобой, — его взгляд выражал такое довольство собой, что удивление эльфа продлилось ещё на несколько мгновений.

Ты даже не представляешь, на какой риск ты пошел…

Кажется блондин намеревался сказать ещё что-то, но на улице раздался оглушительный взрыв, а следом визг и крики людей. Тимонариэль прильнул к окну и выругался. Да так забористо, что даже озадаченный словами принца Лимбо, застыл, усваивая и, возможно, представляя в лицах, сказанное принцем.

Ничего не объясняя, медноволосый выскочил из-за стола и устремился к выходу.

Следом, отмерев, бросился блондин. Что происходит он не понимал, однако срывающийся с места Тимонариэль — это крайне редкое зрелище. Просто хотелось посмотреть на то, что же так беспокоило этого сдержанного, на первый взгляд, высшего и почему новость о приставленной охране не обрадовала, а скорее вызвала удивление и напряжение. Призрак всего лишь заботился о его друзьях. Он рассчитывал, как минимум а радость и благодарность.

Им перегородили дорогу несколько человек.

А вот и хвосты. Денз, — обернулся Лимбо, но в нескольких миллиметрах от его носа просвистела стрела, вонзаясь в глазницу одного из преграждающих дорогу.

Будто я сам не вижу, — отозвался лучник из-за спины — И поменьше крутись, без носа останешься — следующая стрела довершила начатое — Не, а здороваться со старыми друзьями не обязательно, да?

Никакого уважения. Ещё и косичку, как видишь, срезал, — Лимбо хохотнул.

Это должна была быть искрометная шутка. Смешки, дружеские объятия и веселая расправа над, вполне ожидаемыми, гостями-преследователями. Однако в этот момент, эльф зло рявкнул, призывая силу.

Земляной щит впечатал одно из горе противников в стену, второго же, принц насадил на меч и не вытирая клинок, скрылся за звонко хлопнувшей дверью таверны. При этом почти нос к носу сталкиваясь с Тантури, которая дежурила у входа, со скучающим видом наблюдая за прохожими. Услышав взрывы, девушка поспешила к Ли, чтобы узнать план дальнейших действий, но распахнувшаяся настежь дверь, чуть не отбросила стройную брюнетку, больно ударив. Спасла реакция: Змейка (как ласково звали её друзья) ловко увернулась и вопросительно проследила за эльфом, стремглав промчавшемся мимо.

Я тоже рада тебя видеть, Ариэль, — скривив кукольные губки и надув округлые щеки, прошептала девушка.

Следом, ничуть не уступая в скорости, проскользнул Лимбо.

Эти двое сегодня отвратительно себя ведут, не обращай внимание. Иди лучше ко мне, Змейка, покатаю, — шатен улыбнулся и расправил белоснежные крылья за спиной, а затем не дожидаясь ответа, легко подхватил подругу на руки и тут же взмыл вверх.

Ииихаа! — весело отозвалась Тантури, теснее прижимаясь к Дензу.


***

Он злился и уговаривал рыженькую не кричать и не вырываться. Затем его терпение кончилось и юноша выпустил целительницу из рук, лишь крепко взяв за запястье и не давая возможности убежать. Сан, ничуть не смущаясь любопытных взглядов прохожих, продолжала кричать и требовать её отпустить. Внимание от них отвлекли взрывы на площади, что, собственно, и позволило зевакам не вмешиваться, так как ситуация со стороны выглядела весьма комично: девочка требовала вернуться в центральную часть города к другу, когда как более старший юноша не разрешал, максимально спокойно терпя все её выкрутасы и стараясь объяснить неугомонной о глупости и опасности всей происходящей ситуации.

Наконец белокурый парнишка выдохнул и остановился.

Я с таким трудом протащил тебя, а ты требуешь вернуться обратно?! Что ж ты такая упертая-то? Я же помогаю!

Я никуда с тобой не пойду! — Сан вытерла выступившие слёзы, свободной рукой — Я бросила Игоря там! Тим не сможет меня найти! А тебя я не знаю совсем!

Валерка, что за крики?!

Целительница посмотрела за спину белокурого.

Это был мужчина очень крепкого телосложения, которое говорило о его тяжёлом и изнурительном труде. Одежда была вся испачкана сажей, а на руках грубые перчатки. Сбитое дыхание и часто вздымающаяся грудь сообщала о том, что бежал незнакомец быстро, при этом бросив всё на середине дела.

Вас аж в кузне слышно. Что это за девочка? И кто разрешил стащить артефакт лика, шкодливая твоя натура, а? — его добрые серые глаза на округлом лице, сейчас смотрели строго.

Парнишка виновато опустил голову, но руку Сан продолжал держать крепко:

Прости Вась, что залезла в твой тайник, просто я хотела быть менее заметной. Я говорила с ними у фонтана и они бы сразу решили, что я вру, если б попыталась подойти второй раз. Она и сейчас совсем не хочет мне верить. — губы паренька скривились.

Ты бросил Игоря, — несмело отпарировала Сан, проникаясь сочувствием к оправданиям Валерки и не обращая внимание ни на то, что тот стал говорить о себе в женском роде, ни на информацию о «лике». В голове по прежнему билась лишь одна мысль: Игорь, взрывы, Тим, она их бросила.

Он сам не пошёл с нами! — топнув ногой отпарировал юноша.

Поэтому нужно было сразу его там оставить? — вмиг нахохлилась Рокси и возобновила попытки вырвать ладонь.

ТИХО! Не голосить. Игорь? — Вася скрестил руки на груди и переводил взгляд с одной на другую.

Он…Он.., — Рокси почему-то тяжело было смотреть в глаза кузнецу. Он нависал над ними, как молчаливая и угрюмая скала.

Иномирец, да? — подсказал мужчина.

Откуда…

Всё оттуда же. То есть причина переполоха в центре это Игорь? — присев на корточки, Вася заглянул ей в глаза — Ты можешь верить нам. Я тоже иномирец, но это было давно. Значит, себя он не контролирует… — задумчиво почесав густую бороду, мужчина добавил — Ладно, нужно выручать твоего друга.

Вот! Говорю же, мы хорошие! Васька всегда спасёт! Не зря его прозвали Добряком. Только, там он не один. С ними ещё был эльф. Красивый такой, — Валерка начал суетливо описывать Тимонариэля, скорее руками, нежели словами — Ну, такой вот высоты. Темно-рыжие волосы. С таким взглядом, прям…ух! Ну, красивый в общем.

Балаболка, — Василий весело улыбаясь в бороду и взъерошил волосы — Бегите домой. Вечером приведу обоих твоих друзей. После такого шума им нужно будет убежище. Валерка не забудь снять «лик» и убрать на место. Вернусь — проверю!


в процессе :3





Читайте еще в разделе «Сказки»:

Комментарии приветствуются
Ухх и вечеринка здесь!)) Сначала Игорь выбивался у меня из остальных имён, но потом ты ввела больше русских, ещё и колоритных, и все заиграло новыми красками.
Однозначно диалоги это самая сильная твоя сторона! Не смотря на обилие персонажей
каждый чувствуется по разному, ты умеешь создать личность, а не одинаковых болванчиков. Но вот атрибуцию диалога можно было бы чуток укоротить, ну или подавать не так витиевато, самый обычный пример: "..., — сказал, выпалил, отрезал он/она". Этого будет вполне достаточно, а дальше, через точку, можно и сопутствующее фразе действие добавить.
Мне понравилась подача сюжета, когда идут две временные линии, можно было ещё разнообразить языком повествования, ну типа в настоящем времени повествование идёт в настоящем времени (пардон за тавтологию), пример: он ИДЁТ туда-то, ДЕЛАЕТ то-то, вместо
ШЁЛ и ДЕЛАЛ. Надеюсь мысль правильно донёс)) Но это только моя "хотелка", её смело можно игнорировать
Ты хорошо погружаешь читателя в придуманный мир, плавно. Так, мне понравилось как ты придумала, что Рокси не бывала за пределами своего поселения и поэтому мало что знает, и так читатель узнаёт о мире вместе с ней. Но признаться многовато обьяснений, попробуй подать их через диалоги, ну вот к примеру про щиты и их цвета. Хотя, конечно в разгар битвы сложно было бы подать эту инфу через диалог. Ладно, здесь оправданна такая подача))
Ну в целом, не стоит пытаться обьяснить абсолютно всё, пускай персонажи живут, а ты
просто описывай что они делают, интересно же как они с Огнегривом контакт налаживают,
как охотятся, против кого борются и т.д.
Ты большая умничка, что создаёшь истории! Спасибо тебе! Но "Черныша" я всё-таки жду, и не отстану пока не будет продолжения n_n
0
09-01-2020
Push
 
Ай-яй-яй, меня опередили!
Я думала, что только у меня хватит терпения дочитать до конца)

После прочтения сразу возникли вопросы: Оливия, чего ты бы хотела услышать от читателя? Какова дальнейшая судьба этой сказки? Соответственно, чем, мы, первые (или не первые) читатели можем тебе помочь?

Поскольку ответов у меня нет, то я напишу просто отсебятину).
Немного о минусах: я столкнулась со множеством описок, опечаток, точек, поставленных вместо запятых, рассогласованности форм (злоупотребляешь причастиями), некоторые фразы смешили ("табун мурашек", например. дважды встречается. кстати), некоторые ставили в тупик (почему владелицу кабачка, где их приютили, ты вдруг негативно называешь "старушенцией"?) . Это всё легко поправляется, редактируется.
Ты это знаешь)). Всёёё)

Я получила огромное удовольствие от содержания. Безумно понравился созданный мир. Несколько раз возникала мысль, что тебе надо написать сценарий для экранизации. Завидую мастерству распределить роли, придумать навыки и умения, создать невиданных зверей, объяснить новые законы действия природы и в целом логику мироздания, мира, в котором живут и действуют герои.
Шикарно описаны отношения героев — Сан и Тима. Через нюансы складывается цельный образ. Место действия — СОН — вообще взрыв мозга. Захватывает, будто я сама там нахожусь. В общем, умеешь вызвать эмпатию у читателя) Я искренне переживала))
Немного запуталась в героях, в бандах. Читая про встречу с Вовкиной бандой — смеялась от души. Отличный язык! Легкие диалоги. Сама писала? ;)
Путаница еще из-за смены **настоящего** и **прошлого**. Сложновато отслеживать (мне кажется нужна нумерация или что-то еще). Если я правильно поняла, то это — рассказы, истории того или иного из Хранителей, как он попал в общество, каким было первое знакомство с остальными и главными героями. В целом на страницах появился красочный мир со множеством персонажей с уникальными способностями. И я погрузилась в него с головой)

В общем, получила кучу положительных эмоций. Жду продолжения. Постарайся, пожалуйста, уделить внимание тем мелочам, о которых я указала в начале поста.
+1
10-01-2020
Пууушенькааа *-*
Спасибо! Неожиданно и приятненько, что читаешь.
Так, начну отвечать на твои вопросики.
Что хочу от читателя? Честно, просто, чтоб читая улыбался и расслаблялся.
Судьба сказки — уже пишется дальше. И, надеюсь, будет знаменитая надпись "The End". До есть — допишу :З
Вы,можете помочь... Самое точное — это указать ошибки. Я всегда пишудумая о сюжете,героях их чувствах,мыслях. Каждого продумываю отдельно. У меня целая тетрадочка есть,где каждому прописан дар и его описание. Это да, я маленько "ку-ку". Но когда нужно сделать вычитку... выправку... Можно я в одеялко и под стол? И это, у меня лапки. И я никуда не пойду Х)
И те мелочи,что ты заметила они...слушай, да я как слепой котенок. Я их тупо не вижу, полностью концентрируясь на том, что делает или говорит ГГ (в данном случае целая толпа).
Всё,что написано всё моё х) Иногда матерюсь так... Ууух. Только тссс *-*
Там система такая.
Настоящее — вся толпа. но её описывать поголовно — как-то слишком. Будет рапорт.
Прошлое — вводится сан (1)
Настоящее — всё такая же толпа в действии.
Прошлое — появляется Тим.То есть уже получается (1+1). Мы придвигаемся к толпе х)
Настоящеесобственно, тот же бардак, что и ранее.
Прошлое — уже +Джон. То есть 1+1+1.
И так далее. То есть нет по сути главных героев. Они все главные. Просто идёт четкое описание, как они в прошлом собрались в то, что сейчас работает, как одна машина, в настоящем :З

Няяя!Ещё раз спасибо. И буду рада, если иногда в ошибки потыкаешь носом. Не обижаюсь, ибо знаю — грешна, аки распутница на все эти деепричастия и тавтологию.
0
11-01-2020
Push
 
Ого, какие альковные секреты поваров! Всегда интересно про черновики и тетрадочки)
В ошибки могу потыкать палочкой, это вообще легко)
Я тебе ЛС напишу
0
11-01-2020
 
Оливия Ферзь: комментарий удалён пользователем Оливия Ферзь 11-01-2020
Демка спасибо
Я в любом случае буду текст доводить до ума. Пока сама с оного не сойду х) Ну, ты понимаешь.
Сейчас моя задача сюжет и хронология. Диалоги, более точное впихивания обьяснялова — всё будет так или иначе подвергаться перечитыванию по 10тому кругу. Возможно ада.
Хеее, Черныш — святое. Возьмусь. И Евгенику тоже доделаю. И Вселенную №8.
0
11-01-2020
Где-то вычитала, что как-то Стивена Кинга кто-то спросил писатель ли человек, если пишет иногда что-то, на что Кинг ответил, что если он не может не писать, то он писатель)
0
11-01-2020
Галчонок! Я тоже это слышала. Или где-то читала.
Не помню.
Но намек приняла,спасибо,дорогая :З
0
11-01-2020
Маленечко правок не повредит :З Спасибо Пуше за душу и вложения.
0
13-05-2020
Блин, но тут целая авторская вселенная! Хочется узнать ее границы и правила. Жду продолжения. Зашло.
0
15-05-2020
Спасибо огромное. Я довольно давно мучаю моих "Хранителей", стараясь закрутить "с подвыподвертом". :З
Ура-ура! Такое счастье, что понравилось.
Кстати, заглянула на Вашу страничку, первое на что упал глаз, случайно кстати, слово "Припять".
О! Я большой фанат сталкеров) Особенно Химика и Пригоршни Пойду тоже окунусь в Ваш мир *-*
0
15-05-2020
ну там не совсем привычный подход к этой теме — экспериментировал немного) надеюсь оправдать ожидания)
0
15-05-2020






Расскажите друзьям:


Цифры
В избранном у: 0
Открытий: 579
Проголосовавших: 3 (Дема Сдурдома10 Push10 Марк Адам10)
Рейтинг: 10.00  

Пожаловаться