Top.Mail.Ru

Я хочу вам рассказать...

Я хочу вам рассказать то, о чём услышал ещё в детстве и что прочно отпечаталось в моей памяти. Конечно, не со слов прямых очевидцев — их не стало до моего рождения. Об этом невероятном случае, приключившемся с моим прадедом весной 42-го, я узнал от бабушки, она же от своей свекрови, моей прабабушки. Может быть, героического тут немного, однако, то первое впечатление, произведённое на моё тогда ещё детское воображение, не угасло и с годами. История эта является чем-то вроде семейного предания.

Мой прадед, Степан Александрович, 1905-го года, уроженец Херсонщины. О его детстве и юности почти ничего не известно (не нужно распространяться о времени, в котором они    прошли), сам прадед, насколько я знаю, крайне не любил вспоминать своё прошлое.

В 1934-м прадед женился на прабабушке, Марии Ивановне, что заслуживает отдельного внимания, ибо бывают события реальной жизни, словно сошедшие со страниц приключенческих книг. Прабабушка была из зажиточной семьи, её просватали за жениха соответствующего круга; прадед (на то время) перекати-поле без кола и двора. Но сердцу-то не прикажешь… В итого, в день самой свадьбы, прямо из-под венца, прадед увёз возлюбленную на бричке! А дальше… Как говорится, всякое бывало, но больше полувека они прошли вместе, воспитали трёх сыновей.

К 41-му году прадед с семьёй (у них с прабабушкой уже было двое мальчишек: Леонид и Олег — отец моей мамы) обосновался в Каменке, маленьком рыбацком посёлке в северо-восточном Крыму, на берегу Азовского моря…

С началом Великой Отечественной войны прадеда призвали в ряды Красной Армии. К сожалению, его боевой путь лета-осени 41-го остаётся загадкой. Точно известно, что прадед являлся участником Керченско-Феодосийской десантной операции, проведённой первой военной зимой. Здесь незачем излагать её ход.

В ходе вражеского наступления, в одном из боёв, прадед попал в плен, где-то в районе Ак-Моная. Но в плену он находился не больше двух недель, после чего бежал. К тому времени наши войска держали оборону на подступах к Керчи. Пробиваться к своим прадед решил вдоль северного берега, поскольку там было легче спрятаться, и на выбранном пути находился родной дом — Каменка, откуда с осени не было никаких вестей… Он шёл ночью, днём скрывался в скалах от вражеских патрулей, рыскавших в поисках наших бойцов, после прорыва фронта отставших от своих частей, оказавшихся    во вражеском тылу. Через двое суток прадед добрался до своего посёлка.

К счастью Каменка уцелела (основные бои прошли южнее), а семья было жива и здорова. Можно представить себе встречу двух людей, каждый из которых мог считать другого погибшим…

Естественно, что больше суток прадед не задержался бы дома. Но едва он успел хоть немного перевести дух, как раздался треск мотоциклов. Патруль! Нужно было срочно спрятаться. Но куда?! На чердак или в погреб, но их будут обыскивать первыми…. Тогда прабабушка подбежала к кровати, приподняла всё, что было на ней, уложила прадеда прямо на железную сетку, накрыв двумя пуховыми перинами, одеялом и подушками.

В дом вошли трое: немец (офицер) и двое солдат (румыны). Офицер уселся за стол, брезгливо осматривая остатки обеда (бутылку самогона прабабушка успела убрать в буфет), отправив солдат осматривать чердак и погреб. Дом состоял из двух комнат, разделённых сенями. Лестница на чердак находилась в сенях,    а спуск в погреб в соседней комнате. Прабабушка стояла у печи, прижав к себе сыновей, которым тогда было семь и четыре года. Вид немца, его взгляд, кривая усмешка, вызывали чувства страха, омерзения и ненависти…

Солдаты вернулись ничего подозрительного не обнаружив. Немец встал и направился к выходу, но уже в дверях он задержался, обернулся и посмотрел… на кровать. По его знаку один из солдат снял с плеча винтовку, примкнул штык и подошёл к кровати. У прабабушки от ужаса замерло сердце, была только одна мысль — если найдут, то и детей не пощадят, убьют всех… И тут румын стал колоть кровать штыком, остервенело нанося удары сверху вниз! Прабабушка еле сдерживала крик, у неё потемнело в глазах и подкосились ноги. А изверг всё продолжал колоть, из распоротых подушек во все стороны летели перья… Тут немец рявкнул приказ и враги наконец-то покинули дом.

Прабабушка ещё какое-то время стояла неподвижно, глядя на кровать — прадед не подавал признаков жизни. Как в тумане, она подошла и заглянула под изорванную постель. Прадед лежал белый, как мел… На нём не было ни царапины.

Ночью прадед ушёл. Он сумел пробиться к своим и с войсками Крымского фронта эвакуировался на Тамань. К тому времени вышел хорошо известный приказ «Ни шагу назад». Видимо, прадедом заинтересовался особый отдел… Он попал в штрафной батальон, в котором провоевал больше полугода. Не стоит напоминать сколько составлял средний срок жизни бойца такого подразделения.

Прадед уцелел, был реабилитирован и с боями дошёл до Будапешта, где и встретил Великую Победу.

В завершении добавлю: прадедушка ни разу не был ранен, хотя прошёл через самое пекло, награждён двумя орденами Отечественной войны 2-й и 3-й степени, медалями «За взятие Будапешта», «За победу над Германией». И ещё, по воспоминаниям родных, прадед знал наизусть почти все стихотворения Есенина, пересказывал сыновьям, а потом и внукам, произведения Джека Лондона, никогда не матерился, и ни разу, до конца жизни, не говорил о войне.




Автор


ДеньНочь



Возраст: 33 года



Читайте еще в разделе «Конкурс 14 «Мы вращаем землю»»:

Комментарии приветствуются.
Да, история.
+1
27-04-2024
Невероятно интересный рассказ
0
30-04-2024
Герои молодцы, автор тоже, повторов бы чуть меньше (в некоторых предложениях бы заменить на синонимы)
0
07-05-2024
Интересная история
0
15-05-2024




Автор


ДеньНочь

Расскажите друзьям:


Цифры
В избранном у: 0
Открытий: 681
Проголосовавших: 3 (Александр Саркисов10 Июлька9 Букля10)
Рейтинг: 9.67  



Пожаловаться