Блоги


 

Леонида Богомолова — Князь Шереметьев

Я так любила вас, князь Шереметьев! Я так молила вас: "Меня заметьте! Покорена я вашей красотой, Навечно стали вы моей звездой!" Меня вы звали маленькой сестрёнкой, Дарили шоколад в бумаге тонкой И кукол пышнокудрых кружевных, Не видели тоски в глазах моих. Князь, вы в другую горячо влюбились И на телеведущей вы женились. Я плакала, не осушая глаз, И день, и ночь воображала вас. "Тобою не пленится князь красивый, Не будет для тебя любви счастливой, Не сбудется твой романтичный сон!" Вокруг мне повторяли в унисон. Шло время, я красавицею стала, Прекрасно на рояле играла, Я стала образованна, умна. Была я в бизнесмена влюблена. Мы собирались пожениться даже, Но всё ж я не надела флердоранжа: Мой суженый прощенья попросил За то, что секретаршу полюбил. Нет, нет, я не любила бизнесмена. Меня не потрясла его измена. Душа и разум, красота моя Нужны мне были больше, чем семья. Я улыбаюсь зеркалу невинно. Печального седого господина С собою рядом вижу, поражась. Передо мною Шереметьев-князь. "Красавицей вы стали несравненной! Он опустился на одно колено. Прошу, примите в память о былом". Мне куклу дарит в платье кружевном. Я плачу. В моём сердце снова нежность, И снова князь прекрасный, юный, свежий, И снова детство чистое со мной, Любовь запела арфой золотой.
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Современницам

Возвращаюсь из отъезда Синим вечером беззвездным И гляжу на всех любезно, Никого не узнаю Девушки не романтичны, Не нежны и не лиричны, Стали нынче прозаичны Те, кто нёс любовь свою. Вы сентиментальны были, Но в бесцельности застыли. Равнодушные! Не вы ли Преклонялись пред мечтой? Были платья роз пышнее, Косывечности длиннее. Стали джинсы вам милее, Стрижки пламень золотой. Ты модна, подруга, слишком В джинсах и с короткой стрижкой. Сзади выглядишь парнишкой, Спередиблестишь красой. В поздний вечер, утром рано Я летаю белым враном. Выгляжу немного странно В длинной юбке и с косой.
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Принцесса красоты

Я любила стихи, Карандашный рисунок, Стиль сентиментализм И наряженных кукол. Но в технический век Оказалась я лишней И живу я теперь Во дворце стоэтажном. Он невидим для всех. Там я стала принцессой. В лёгких туфельках я На паркетах танцую. Во дворце красота Всех цветов и оттенков Вместо братьев, сестёр, Красота вместо мужа. Приходи же ко мне На мою ассамблею. Потанцуем вдвоём Средь красивой пустыни.
Читать далее...

 

Номи —

пыталась я писать,когда была в депрессии тогда у меня появилась идея попробовать
Читать далее...

 

Виктор Левашов — Проба пера

Личный блог — проба пера
Первая запись в личном блоге. Просто проба пера. Из интереса: как работает и зачем. За окномсолнце. Наконец пришло тепло. Болит голова, но не сильно. Что ещё... У подъезда стоит старая белая "Мазда". Оба задних колеса спущены. Уже год стоит.
Читать далее...

 

Sokolova — Полигамность – правда или ложь?

Предлагаю для начала разобраться с термином «полигамность» обратимся к нами всеми любимой Википедии и посмотрим значение этого слова: Полигамия (от греч. πολύς — «многочисленный» и γάμος — «брак»), многобрачие — форма брака, при котором супруг одного пола имеет более одного супруга противоположного пола. Скажите правду мужики, что все мы хотим иметь больше одной подруги, любовниц, жены. Бывает так, что хочется увидеть другое тело, прикоснуться и ощутить что то новое? Насладиться другим запахом, цветом? А когда и насладится неземными радостями секса с «другой»… Так как быть, Что все это значит? Почему нас мужчин влечет к неизвестным новым далям даже под риском быть разоблаченным или подцепить какую то заразу(имею ввиду в медицинском смысле этого слова)? (изображение) Все мы и мужчины полигамны по своей натуре. Все мы произошли от животных и иногда в них превращаемся. Да человек не настолько совершенен в зоркости глаза или скоростью реакции и т. д. (я не беру в расчет редкие исключения из правил) в сравнение с братьями нашими меньшими. Но что нас объединяет так это инстинкты. Инстинкт жить, инстинкт есть, инстинкт размножаться по поводу и без повода. И вот именно последний из перечисленных самый сильный и самый стойкий. Для примера можно брать кого угодно сильного и красивого прекрасного как Аполлон мужчину и невзрачного, прыщавого «ботана». И тот и другой видя красивую девушку с изящными изгибами тела, хотят ее, хотят с ней слиться в одно целое и наслаждаться, наслаждаться экстазом. И пускай выделяемые феромоны и гормоны устраивают войну но именно экстаз апогей слияния двух полов. Когда «война» стихает и мы возвращаемся к привычной жизни, наши глаза как сканеры включаются и ищут новую цель для завоевания и покорения. (изображение) Если брать пример из жизни, некоторые племена индейцев северной Америки, а также в мифах многих народов мира существует легенда что люди подобны животным, но только не похожи на них внешне, а похожи внутренним миром. Под этим подразумевается, что есть люди, которые ведут себя подобно львам. Сильные, красивые, величественные. Есть люди подобные свиньям, живут как свиньи, ведут себя как свиньи. Одна из вещей, которая связывает нас и животных это полигамия. Самец всегда ищет себе самку, ту, которая его привлекает. Но есть и исключения. Как пример люди типа волк, однолюбы и большая удача мужчине-волку встретить свою волчицу. В природе волки образуют крепкий союз и «налево» не ходят. А проживают всю жизнь с одним партнером. Так бывает и в жизни у людей. И как жаль что таких животных наберется не много или наоборот к счастью. Тут уже каждый решает сам. Что кому ближе. Мужчинам в большей степени прощается полигамия (походы на «лево») больше чем женщине. Почему та? Скорее по большей степени мужчина является сильным полом и на его плечах лежит забота о семье и женщине, которая с ним рядом. И чем сильнее мужчина духом, финансово (хотя в наших реалиях больше второе) тем больше он может себе позволить настроить связей на стороне. (изображение) Отсюда следует вывод. Всегда нужно стараться достигать большего. Хочу привести одну интересную притчу: Однажды женщина пришла к мудрецу и спросила: -Почему мужчина, который спит с разными женщинами это хорошо, а женщина, которая спит с разными мужчинами это плохо? Мудрец размышлял не долго и ответил женщине: -Я скажу тебе так, ключ, который открывает много разных замков это хороший ключ, а замок который открывается разными ключами плохой! (изображение) Мы живем в мире в котором мужчина является «силой» в сравнении с женщиной. Женщина считается слабым полом. И лично мое мнение, что феминистки это женщины не познавшие мужского тепла и ласки, потому и хотят быть сильнее мужчин, конкурировать с ними на ровне. Только вот чего им добиваться полигамности среди мужчин или полигамности среди себе подобных по полу. И так мы немного откланивались от главной цели, полигамия — правда, ложь имеет право на жизнь в современном обществе? По совокупности аргументов, можно с уверенностью сказать, «Да», полигамия есть и будет оставаться на том же месте, если не развиваться. Почвой для полигамии остается шаткость культуры, а удобрение социально-компьютеризированные мир. Какой бы путь не был бы выбран, предохраняйтесь господа и дамы! Источник https://mugikam.net/poligamnost-pravda-ili-lozh/
Читать далее...

 

Номи — Виртуальному другу

первый плод моего творчества
Ты был моей опорой И будешь ей всегда, Мои глаза печальны, И это навсегда. Ты слезы вытирал мне, Спасибо за это тебе Ты вкладывал мне надежду Хоть был и далеко Хоть мы ни разу не виделись И даже ни разу не слышались Ты был в душе моей всегда И грел душу словами в сполна Ты всегда будешь другом вдали И неважно,увидимся ли мы В твоем краю далеком Или в мире этом жестоком.
Читать далее...

 

Мирта Леус —

я вновь живу в давно забытом мире. я влюблена в тебя. По телу дрожь. мои зрачки становятся всё шире. и у запястий не держу я нож. а я вновь жду всё нашей встречи. хотя, наврятли она произойдёт. скоро стемнеет, и наступит вечер. а после ночи вдруг рассвет придёт... жаль, не с тобой я его встречу. и буду снова по тебе скучать. а чуть попозже, вновь наступит вечер чтоб этот круг по-старому начать... и настроение такое не понять. то грусть, то радость на душе. и уже поздно что-то исправлять. ведь я в тебя влюбилась по уши. Будьте первым, кто оставит
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Моё предназначенье

Кто царь, кто бог, кто раб, кто гений, Ялюбящая горячо. В любви моё предназначенье. Измен не знаю я ещё. Моя любовьроманс старинный, Букет засушенных цветов, Загадка книжной героини. Мой идол и кумирлюбовь.
Читать далее...

 

Артур Синий —   1

А знаете писателем быть просто И точно не помеха возраст Мой здравый смысл порождает мысль Сижу, пишу Я с миной кислой Возможно не хватает вдохновенья? Но где его искать спрошу я сожалея Быть может где-то в голове Лишь злость чарует и кипит во мне Я не Фантаст не драммотург и не философ Как жаль что повзрослел я слишком поздно И эта жизнь несчастной одиночки Бессмыленно во мне рождает эти строчки
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Я

Слишком галантный талант, Чересчур вычурный слог, Слишком любовь через край (Где у любви есть края?!), Слишком печально лицо (Кто б изменить его смог?), Слишком глаголют глаза. Всё это — явная я.
Читать далее...

 

Артур Синий —

Тот кто умеет доржить Моментами печали Тому предётся сложно жить без боли и отчаяния Ты каждый день Ждёшь тот момент Когда ворвётся счастье Но вот опять придёт к тебе беда,печаль,ненастье
Читать далее...

 

Артур Синий —

может любовьэто просто прикол придуман для тех кто хотел посмеяться но верю что разум поймет тот укор, что скрыт за глазами шута- того что хотел надо мной посмеяться!
Читать далее...

 

Касьянова Ольга — Его фамилия (от точки до многоточия). Глава 6   1

За время пути мы почти не разговаривали,души и тела были слиты, каждый думал то, что думал другой, и чувствовал то же, мы понимали с полувзгляда то, на что тратят кучу слов. Нас нельзя было отлучить или разлучить друг от друга. Когда нас привели к начальнику порта, Миллеран назвал свое имя и звание, но тот никак не мог этому поверить. Но адмирал говорил, вы погибли! И девушка не может быть пассажиркой того судна, она бы тысячу раз утонула! Вы говорите что-то неслыханное! Вы можете убедиться в моих словах, сообщив адмиралу наши внешность и приметы. Скоро королевская эскадра прибудет сюда, и мы увидим, кто из нас прав, а кто лжет.         Не могли бы предоставить нам приют под вашей кровлей до того, как прибудет эскадра? Если не мне, то девушке? А, может, здесь есть люди, знавшие меня раньше? Начальник порта задумчиво произнес: Адмирал прибудет послезавтра. Пока я позволю вам быть здесь, а если вас не опознают — берегитесь! Благодарим вас. Разрешите идти? Тот недовольно поморщился. Наконец в порт прибыла эскадра, все сбежались ее встречать, и мы, конечно, тоже. За нами следили, видимо, чтобы мы не скрылись, но мы и не думали этого делать! С радостным возбуждением предвкушали мы встречу со знакомыми, для которых уже, наверное, потеряны. Когда адмирал зашел к начальнику порта, тот, выложив неотложные дела, рассказал о нас, и мы вошли для опознания. Взгляд адмирала был таков, словно он встретился с привидением; но, быстро опомнившись, он сказал, словно ничего не произошло: Добрый день, Миллеран! И, тут же, все-таки, не сумев справиться с чувствами, произнес с волнением и радостью: Мальчик мой, Франсуа! Ты здесь, передо мною! Я всегда верил в тебя и не ошибся! Тот, с почтением отдав честь, показал на меня. Энни, дорогая моя Энни! Все так горюют о тебе, там, на суше! Я не сомневаюсь, что вы спаслись не без участия Франсуа! Мы оба друг друга спасали, господин адмирал,тихо произнес тот. Начальник порта только моргал глазами, до сих пор не веря увиденному. Наконец, он все же подошел к нам с извинениями. Вы делали правильно. Вы исполняли свой долг,было ему ответом. *** Когда мы взошли на корабль, где были наши знакомые, адмирал прошептал мне: Постойте тут, чтобы вас не заметили и вам все было видно. Это занимательная картина! Мой друг, просияв, шагнул в шатер и дрожащим от радости голосом произнес: Добрый вечер, друзья мои! Рад видеть вас всех в добром здравии! Ответом было недоумевающее молчание. Все смотрели на него как на химеру или воскресшего из мертвых, но не могли отвести глаз — так знаком был им этот облик. Первым подал голос прошлый задира: Голову даю на отсечение, что это Миллеран. Сен-Поль радостно шагнул навстречу, взял его за руку и повел ко всем: Добро пожаловать! Нам всем, всем не хватало тебя. Еще толком не поняв ничего, все окружили его в кольцо и разлядывали. Когда немного уверились, раздались громкие крики, перебивающие один другого: Миллеран! Да, это он, он, тот самый! Каким ветром тебя сюда занесло? Как посмел ты исчезнуть от нас? Мы так тосковали о тебе! Возгласы были, несомненно, искренними, никто не остался равнодушным или раздосадованным. На этот раз радость наполняла весь шатер, доходя и до нас тоже. Бывший обидчик, волнуясь, спросил: У тебя на лице шрамы… Почему? Не ты ли говорил, что у меня смазливая мордашка? Теперь в этом меня обвинить нельзя! Ты и сейчас красавчик…и оба обнялись. Пойдем, не будем мешать им радоваться. Эти юнцы и теперь толком не поняли, что это их Миллеран. Они и раньше грелись в лучах его света, как бы он его ни скрывал. *** Эскадра направлялась в мой город. Я радовалась будущим встречам и в то же время предчувствовала — что-то от меня уходит неотвратимо. За день до прибытия ко мне зашел мой друг. Он пытался казаться спокойным, но весь облик выдавал обратное. Я знала наперед, о чем будет разговор, и меня наполняла печаль. Мне нужно вернуться на службу, Энни. Да, да, нужно...                     Ведь это мой долг, мое призвание! Да…знаю… понимаю… Нам нужно расстаться, Энни. Да… да…я чуть не плакала, голос мой дрожал. Поверьте, мне расставаться ничуть не легче. Дни, проведенные с вами, несмотря на боль, тревоги и печали,лучшие дни моей жизни, потому что это была действительно жизнь! Миллеран, не покидайте меня! — вырвался у меня безнадежный крик. Мы не покинем друг друга. Это нельзя выбросить из памяти. У вас жизнь расцвечена радужным ореолом, я вас словно вижу в нем. А моя жизнь — сплошная опасность. Не тоскуйте по старику Миллерану! Мне горьки ваши страдания и слезы! Мы встретимся вновь — если я останусь в живых… И, нежно поцеловав меня, тихо вышел. В родном городе, мне устроили целую овацию. Я была рада встретиться со всеми. Но предстояло объясниться с отцом и будущим мужем. Отец, внимательно выслушав меня и не задав ни одного вопроса, просто сказал: Ты все сделала правильно, дочка. Когда я, с трепетом и испугом, поведала все моему суженому, он помолчал, словно припоминая что-то, и ответил: Я видел его истинный облик, милая, его просто невозможно забыть. Как я могу осуждать тебя, что ты вернула ему то, к чему всю жизнь рвалась его душа! Это не просто человек, хотя не все видят это. Нет, ты мне не изменила, я люблю тебя еще крепче. *** Прошел год семейной жизни. У нас появился мальчик, которого я обожала. Я была так же любознательна, весела, любила познавать новое. Жизнь была действительно радужной! Однажды ко мне забежал матрос королевской эскадры с запиской, и я поспешила к морю. Не объясняя ничего, меня провели в каюту, где при смерти лежал самый близкий мне человек. Ему оставалось жить считанные минуты, он с трудом произнес: Мне не страшно умереть. Вы счастливы, знаю. Но прошу вас помнить — моя фамилия Миллеран… И навеки закрыл глаза.
Читать далее...

 

Касьянова Ольга — Его фамилия (от точки до многоточия). Глава 5

Уже перевалило за полдень; нам пришлось долго идти, пока не показались жилища. Когда мы подошли к цели, на море было видно несколько кораблей — и ветхие лодки, и довольно большие парусные судна. Нужно узнать, куда они отплывают, и узнать, что кто их хозяева, может, они ловят не рыбу, а рабов. У меня промелькнула неожиданная чисто женская мысль, как помочь делу, о ней мой спутник не подумал бы. Есть ли здесь другая тропа, по которой, всем покажется, что мы шли по ней? Должно быть, есть, ведь люди ходят не только по горам. Может быть, дождаться раннего утра и сделать вид, что мы шли именно по ней? Зачем это нужно? Ведь вы что-то задумали, я прав? Я предлагаю обоим переодеться в женское: вы в мое платье, а я — в деревенское. Миллерана было не обмануть, он сразу вычислил мой замысел. Не много ли чести мне стать знатной дамой? Может, все-таки я — в деревенское? Нет-нет, делайте, что я сказала! Только ради вас, Энни. Я для полноты образа растрепала волосы и испачкала лицо грязью. Энни, помогите мне справиться с платьем, со всеми этими крючками и застежками. В платье он казался хорошенькой девушкой, миниатюрная фигурка придавала ему изящность и хрупкость. Это была уже светская дама, мое обличие еще больше подчеркивало это. Подождите, я попытаюсь уложить вам волосы, насколько это возможно. После многих попыток я придала его локонам вид изящной, но растрепавшейся прически. Браво, Энни. Я не сомневаюсь, что изменился полностью. Но что же все-таки за мысли в вашей головке? Нам надо остаться живыми, при любом исходе. Мы покажемся попавшими в беду женщинами и попросим о помощи. Если хозяин судна порядочный человек, то не откажется помочь; если работорговец — женщин не убивают сразу. Вы с вашей внешностью — дворянка, вас заставят просить о выкупе, я служанка, нас не разлучат, чтобы я ухаживала за вами. За служанкой меньше следят, и в случае чего я нас обоих выручу. Так-так. Я догадывался о ваших хитроумных замыслах, потому и предлагаю вам быть собою. Выручить нас, скорее всего, больше получится у меня. А я то же буду самим собой? Думаю, я смогу защитить вас. И погибнете сами. Без вас я остаться не хочу. Оставайтесь так. Никто не поверит, что вы прислуга, вы такой хорошенький и изящный. Право, моя внешность доставляет мне одни неприятности. Я лучше себя изуродую, — послышался безнадежный вздох. Только посмейте! Теперь подождем, пока все уснут, пойдем по дороге и покажемся как можно более жалкими.     *** Наутро владельцы и капитаны суден с удивлением заметили на берегу двух полумертвых беспомощных женщин. Одна была, видимо, госпожою, вторая — прислугой. Дама была из дворян, хороша собою. Служанка была чуть бодрее, но тоже утомилась. Несмотря на лохмотья, она показалась рыболовам даже краше госпожи. Их еле привели в чувство; первой очнулась служанка: Прошу вас, спасите нас! Мы так измучились! Милые мои, помогите! Да откуда же вы взялись? Мы шли по дороге, потом госпожа упала без чувств, потом и я. Наш корабль затонул, мы ехали в порт, шторм… пираты…не поймешь! Я не знаю, как осталась в живых госпожа, такая нежная и хрупкая, я-то всего натерпелась, а она!.. Как же вас повезли, видя погоду? Ох, и сама не знаю. Капитан сразу мне не понравился, очень уж на пирата смахивал. Теперь хозяйку откачаем, а то концы отдаст, а нам отвечать. Давайте, водой обольем. Когда на женщину вылили полбочки воды, она простонала: Анна! Ты где? Какая же боль! Анна! Госпожа, милая! Вы очнулись, наконец! Мы пришли к морю! Опять море! Ведь я чуть не погибла в нем! Эти добрые люди, наверное, нам помогут. Когда зашли в один из домов, рыбаки стали совещаться: Как же быть? Нельзя бросать женщин в беде! Сначала надо дать им поесть, должно, не ели долго. Правда, надо, а то дамочка почти уж помирает. А служаночкакрасотка! Принесли еду; служанка ела за обе щеки, госпожа только морщилась. Когда обе оправились, стали просить перевезти их в портовый город. В конце концов, один рыбак из жалости согласился помочь. Только ради твоих румяных щечек!шутя ущипнул он служанку за одну из них. Путь был проделан быстро, женщины поблагодарили рыбака, служанка все кланялась и тараторила: «Помоги тебе бог, и Богородица, и все святые, благодетель ты наш!». *** Мы приехали, куда хотели, и уже хотели переодеться, но тут ждало испытание, пожалуй, самое тяжкое. Несколько вооруженных людей окружили нас; силы были неравны, я еле удержала своего друга от ответного нападения. Мгновенно пришел сюда их хозяин, видимо, перекупщик рабов. Тут-то нам пришлось туго! Какая хорошенькая девушка! Видно, из знатной семьи? Не откажетесь погостить у меня? Сколько, это от вас зависит! А ты что за замарашка? Я бедная служанка моей госпожи! Я сама пойду, куда скажете, не разлучайте нас! Как ваши имена? Я Анна, а госпожу зовут мамзель…чертовски сложная фамилия, вы уж ее спросите. Позвольте спросить, мадемуазель? Моя фамилия Миллеран,от слов ему явно хотелось перейти к действию. Как можно так рисковать? Пришлось мне опять вмешаться. Да, и правда, имя моей госпожи Франсуаза де Мильеран, они с мадам Миллеран, женой флотского офицера, пофамильно схожи. Идемте-ка за мною, решим, что делать. Когда мы пришли в усадьбу, наш «хозяин» объявил: Мы с вами поговорим сейчас же. А ты пока оставайся. Будь послушна, а то закую тебя в цепи. Ох, уж лучше меня закуйте, а не мою госпожу! Поди прочь, пусть тебе на ноги прибьют колодки и приставят к делу. Это было уже что-то! Нас оставили вместе, я могу присмотреться. Мне придется много и тяжело работать, но в свободное время увижу кое-кого и посмотрю кое-что. Главное, чтобы Миллеран вел себя как надо. Надо добиться, чтобы меня пускали к нему… «Нужно выжить обоим», повторяла я про себя, как заклинание.     Через день, увидев «хозяина», выходящего из дома, я кинулась ему в колени и зарыдала: Мой добрый, хороший господин! Что случилось с моею госпожою? Она не госпожа, а рабыня, как ты, только цена ее дороже. Она заперта накрепко. Если ее в скором времени не выкупят, я ее продам. Но она красавица, а если приодеть, причесать, то не узнать! А кто, как не я, умеет это проделывать, с детства наловчилась! Ты, такая грязная и рваная? Тебе и в кухне не место — все запачкаешь. Так это только теперь! Было время, и я щеголяла в белых фартучках, кружевных наколках, все слуги по мне сохли! А как в беду мы попали, потаскались по дорогам, поносило по морю — нешто не измениться. Разрешите ухаживать за госпожой! Вижу, ты правду говоришь. Да чем тебе дорога госпожа твоя? Ох, да она мне дороже всех! На порог ей меня подбросили, она мне жизнь спасла, воспитала. Нешто не любить! Будь по-твоему. Оденешься сегодня почище и украсишь ее, я посмотрю. Да и нынешнюю работу делай! Теперь убирайся! И это была победа! Не зря я с детства знала народный диалект! У Миллерана так бы не получилось. И о людях я узнать успела, и побывала где надо. Не ожидала я от себя такой прыти! «Нам нужно жить», все твердила я. *** Днем меня привели в гардероб, там были наряды, скорее всего, с чужого плеча, и женские принадлежности. Поразмыслив, я взяла кое-что, и меня пустили к Миллерану. Он печально сидел, опустив голову. Я бросилась приветствовать его. Энни! — обрадовался он. — Я не надеялся встретить вас! Вы меня недооцениваете. Теперь мы будем видеться чаще, я буду вас наряжать; я успела узнать, что конюх любит выпить, ночью спит без задних ног. У сторожа ружье и злые собаки, но где пониже, лошадка перепрыгнет. Все это полезные сведения! Тогда бегите сама, не обременяя себя мною! Мы убежим только вдвоем! Энни, я не допущу, чтобы меня вызволяли вы! Мне до смерти надоели эти нелепые тряпки! Я мужчина, офицер флота, моя фамилия Миллеран! Это мне должно оберегать вас! Это так и никак иначе! Он вскочил с места, готовый сорвать с себя женское платье. Его глаза пылали пожаром, он был полон непреклонности и решимости. Я готова была преклонить колени. Вот он — подлинный Миллеран! До сих пор я не понимала этого, не видела! В теле этого юноши всегда горело пламя, его нельзя погасить никакими ухищрениями! Но именно сейчас нужно было скрыть это. Я кинулась к нему на грудь, как на костер, умоляя: Прошу, подождите еще! Я сделаю все за несколько дней! Ради нас… ради меня!!! Он с трудом сел на место и ответил, задыхаясь: Я не прощу себе, что мои цепи сбиваю не сам, мне легче умереть, чем это терпеть. Но ради вас я готов на все. Чего вы хотите от меня? Просто сидите спокойно, выпрямив спину. Я сделаю из вас настоящую красавицу. *** Моими трудами остались довольны. Миллерана придирчиво осмотрели и ухмыльнулись: Пожалуй, покупателей будет немало! Куколка моя, как вы смотрите на завтрашнюю смену хозяина? Но вдруг, неожиданно для всех, мой друг, с ловкостью пантеры, с ненавистью вскочил на своего мучителя и, наконец, сделал что хотел. Подхватив меня на руки, он бросился вниз по лестнице, разбил окно, и мы выскочили оттуда. Где кони? Я показала на конюшню. Там крепко спал угощенный мною, как обычно, конюх. Развязав узел на одной из лошадей, мы пошли туда, где стена была ниже. Вы умеете управлять лошадью? Умею. Я в этом не смыслю. Правьте вы, а я сяду сзади. Но это же опасно, Миллеран! Но меня тут же посадили вперед. Лошади удалось проскочить сквозь стену, и мы поскакали. Но наш побег уже заметили, уже послышались крики, лай собак, и вдруг раздались выстрелы. Несколько пуль попало в спину Миллерана, его голова упала на мои плечи — и я помчалась во весь опор, хлеща лошадь кнутом. Звуки выстрелов снова слышались вдали, и мне они были мучительны. Куда, в каком направлении мы скачем, я не знала, понимая только, что его голована моем плече! Он может погибнуть! Нет, этого не будет! Мы или умрем, или выживем — но вместе! Но мы выживем, мы должны остаться живы! Он снова спас меня, его пламенный дух не стерпел унижения! А я не стерплю его боли и стонов! И я неслась, как амазонка, не чувствуя ничего, кроме одного — его голова на моем плече! Его кровьна моей душе! *** Наконец лощадь упала, не выдержав быстрой езды. Что делать? Я стала звать на помощь, и этих криков нельзя было не услышать. Ко мне подошли двое мужчин: Что стряслось, девочка? Я показала на Миллерана. Кто ее так? — спросил один из мужчин. Другой, вглядевшись, поднял его с земли, и мы пошли к небольшому домику. На стук выглянула пожилая женщина, сонная и недовольная. Что у вас, бездельники? — проворчала она. Но взглянув на раненого, всполошилась: А ну, заносите ее ко мне и уходите, а девушка останется. Мы зашли в дом. Я из последних сил выдавила: Спасите его! А, так это — он! Женщина внимательно разглядывала раны, обрабатывая их и перевязывая. Встав, хозяйка дома проговорила: Он очень много крови потерял. Раны опасные, он и умереть может, надо ждать до завтра,если выживет, может, и выздоровеет, но долго ему будет худо. Надо вам пожить у меня. Меня трясло, я помнила только слова: «Может умереть». В отчаянии упала я головой об стол. Хозяйка подала чашку с травяным настоем и с неожиданной ласкою сказала: «Не плачь, девушка. Он парень крепкий, все образуется». Он выжил, но некоторое время лежал, не приходя в себя. Несколько раз нам казалось, что он умирает. Ему постоянно нужен был уход, даже без чувств он страдал от боли. Порой хозяйка говорила мне: Посиди рядом с ним. Ты для него лучше всех снадобий. Я смотрела на моего друга, на его исхудавшее лицо, на волосы, разбросанные по подушке, уложенные в изящные локоны в первое наше знакомство, и горестно думала: Сколько бед и горя я принесла вам! Понимаю теперь, как трудно было вам спасать меня, погибая и изнемогая самому! Я принимала это как должное! Мальчик мой, мой светлый ангел, Миллеран! Вы стали мне так дороги, Миллеран! Чувства мои к будущему мужу не исчезли, я знала, что и он всей душой ждет меня, тоскует, а, может быть, скорбит обо мне. Но он был где-то далеко, а тот, кто рядом, он со мною, мы части одного целого — пока далекое не станет близким. Когда он пошел на поправку и встал на ноги, то сразу узнал, что до порта есть дорога, идти по ней нужно дня два. «Если желаете, можно нанять повозку, я и денег дам — очень вы мне по нраву пришлись». Благодарим вас, добрая фея, спасшая нам жизни,мы сами в силах пройти этот путь.
Читать далее...

 

Касьянова Ольга — Его фамилия (от точки до многоточия). Глава 4

Однажды (и тут-то начинается самое интересное) на эскадру совершили нападение. Орудий у нас было больше, исход борьбы был в нашу пользу, но неожиданно несколько пушечных ядер попало в корабль, на котором я ехала, и он пошел ко дну. Все пришло в замешательство, спасательные шлюпки быстро расхватали, я не смогла попасть ни в одну, хотя многие пытались помочь, и отчаянно барахталась в волнах, почти не осознавая, что происходит. На глаза попался деревянный обломок, видимо, днище старой лодки, я ухватилась за него, как за последнее спасение, и пыталась вынырнуть из воды. Затем нахлынула еще волна, меня подбросило на самый ее гребень, потом снова, что было дальше — я уже не помню. Последнее чувство, что я испытала — удар обо что-то твердое. Пришла в себя я не скоро и с трудом, память возвращалась медленно. Сначала я поняла, что на суше. Потом услышала звуки, доносящиеся словно издали. Где я, в мире живых или мертвых? Почувствовав резкую боль, я догадалась, что жива. Снова услышала звуки, но уже разбирала слова: «Прошу вас, откройте глаза, очнитесь!»голос словно вздрагивал и умолял. Когда я разжала глаза, то ничего не узнала. Голова лежит на чьих-то коленях, ладонь сжимает рука. На меня глядит юноша со слипшимися от воды волосами, о чем-то прося. Веки его покраснели, лицо было измученно. Почему он здесь, рядом со мною? Внимательнее вглядевшись, я смутно стала припоминать его. Такой странный миндалевидный разрез глаз, скулы немножко выдаются… Этот облик нельзя забыть при всем желании! Миллеран! — ахнула я. Да! Какое счастье, что вы пришли в себя! Правда, это был действительно он. Но как он изменился! Теперь на его лице были написаны тревога, волнение и радость. Сейчас это был живой человек. Верилось в это с трудом, хотя я еще толком не понимала, кто я сама и кто он такой. Просто полежите молча, вот так, на коленях, придите в себя,погладил он мои волосы. Немного отдохнув, я смогла сесть и заговорить. Что случилось? Как мы здесь оказались? Мы, кажется, плыли на корабле? Нам с трудом удалось выжить. Мне удалось схватить лодку, когда я поймал вас, то привязал к себе поясом. Волны потрепали нас долго, я до сих пор дрожу от холода. К счастью, плавать я умею хорошо, нырять тоже, но еще немного — все было бы кончено. Так, значит, вы спасли мне жизнь! Ведь вы сами могли погибнуть! Это просто везение. Но у меня была лодка, это уже что-то, значит, я мог надеяться на жизнь, у вас же шанса вовсе не было, но вы так не хотели умирать!.. Нас выбросило на берег и раскидало в разные стороны. Я долго искал вас и нашел. А потом… так долго пытался привести в чувство!и, отвернулся, зачем-то сильно потерев глаза. Затем он озабоченно сказал: Нам нужно отойти подальше от берега — скоро снова будет прилив. Мы с большим трудом встали. Молодой человек тоже полностью не пришел в сознание и, хотя он старался скрыть это, чуть не падал на землю, словом, обоим было невмоготу. Но все же он отвел меня далеко в сторону. Провести ночь придется здесь — вы еще не можете идти в дальний путь. Тут, под деревом, есть листья — ложитесь на них и попытайтесь отдохнуть. Я отлучусь ненадолго. Он пришел через некоторое время, что-то неся с собою. Вам нужно подкрепиться — вот ракушки и морская капуста. Их немного, но это все же можно есть. А вы разве не поедите? Миллеран только отмахнулся.     Открыв глаза после забытья, полного ужасных видений, я увидела, что он сидит в той же позе, что и раньше, видимо, всю ночь не смыкая глаз и оберегая меня. Где мы теперь? Что будем делать? Судя по звездам, мы на одном из маленьких островов, итальянских или греческих. Видите, впереди полоска гор. Возле них обычно бывают деревушки. А невдалеке я вижу тропинку — вероятно, протоптанную людьми. Пойдемте по ней — горы не так далеко. Здесь опасно. Мы побрели по дорожке. Она расширялась впереди, но местность была холмистой, приходилось с большим трудом подниматься и опускаться. Мы были не так далеко от цели — горы были хорошо видны, кое-где росли оливы,как вдруг моя нога неловко подвернулась, и я чуть не упала не землю. Это вывих. Но я смогу вправить его, надо немного потерпеть. Ложитесь. Резкая боль пронзила меня, я вскрикнула и чуть не заплакала. Пока еще вам трудно будет ходить. Но нужно продолжить путь. Я возьму вас на руки. Вы?! Меня?! Не беспокойтесь, у меня достаточно сил. И этот «ребенок», недавно столько перенесший, легко и быстро поднял меня на руки и сильно прижал к себе. Держитесь крепче, устройтесь удобнее. Он пошел далее. Мне было приятно чувствовать тепло и вдыхать опьяняющий аромат — запах морской воды, мужского тела и еще не смывшейся струйки цитрусового одеколона. Я даже немного задремала. *** Наконец, я оказалась на земле. Мы дошли. Вот и домики, и стадо коз. Теперь нужно договориться с жителями — судя по говору, они греки. Я знаю греческий и пообщаюсь с ними. После обмена приветствиями жители с подозрением и испугом смотрели на нас непонимающими взглядами. Затем разговор продолжился. Я объяснил им, что мы с разбитого корабля, и попросил помощи. А еще я сказал им, что вы женщина и вы тоже выжили. Как видите, они очень изумлены. Все и правда столпились возле нас, удивленно восклицая, внимательно всматриваясь и даже дотрагиваясь до меня. Наконец они уверились в сказанном и вопросительно поглядели, по всей видимости, на старшину. Они согласились оказать нам гостеприимство и дать пищу и ночлег. Этого пока достаточно; потом я попрошу еще кое о чем. Нас привели в одну из хижин, старуха хозяйка согласилась переночевать у соседей. В доме ничего не было, кроме лежанки, скамьи и циновки на полу, видимо, служившей столом; но мы были рады и тому, что рядом с людьми, под крышей дома. К нам зашла женщина, неся пищу: несколько лепешек, головку козьего сыра, сосуд с молоком и, видимо, как деликатес,пучок пряных трав, оливки и несколько гроздьев винограда. Меня охватило чувство голода, я набросилась на еду, поглощая все, что попадалось на глаза. Только потом я заметила, что ем одна. А что же вы не едите? Мне приятно видеть, как утоляете голод вы! — было ответом. Мне стало немного стыдно. Я отошла, тогда тоже принялся за еду, и тут уже было видно, что молодой человек проголодался не меньше меня и даже больше. Теперь спите, а у меня есть кое-какие дела в деревне. Я приду попозже. Доброй ночи! Устроившись на лежанке, я с наслаждением потянулась и быстро заснула. Открыв глаза, я оглядела хижину. В углу лежал наполненный мешок, на циновке — завтрак. Мой спутник лежал на скамье, было, видимо, улегся он недавно и проспал немного. Когда я встала, он проснулся тоже, довольно сказав: Мне удалось упросить людей снабдить нас припасами и деревенской одеждой. Я узнал, что вверху в горах есть река и водопад, и сходил туда на разведку. Внизу находятся несколько рыбацких селений, в том числе и из нашей страны, возможно, там нас согласятся отвезти на остров, где есть порт. Так вы что же, совсем почти не спали? Действительно, вид у него был еще более утомленным, под глазами появились тени, щеки впали, ведь он несколько дней даже не перевел духа! Я мужчина. Больше не было сказано ничего. Поев, мы ушли, поблагодарив жителей за благодеяния. Путь лежал по тропинке вверх, и наконец, показалась горная речушка. Теперь мы утолим жажду, помоемся и отмоем одежду, то есть немного придем в порядок. Я усмехнулась про себя. О каком порядке можно говорить, если мы оба — воплощенный беспорядок? Однако реку было видеть приятно. Я долго и с наслаждением пила чистую холодную воду, затем зашла в реку, попыталась отчистить волосы и тело, поплавав и поныряв. С одеждой было труднее: пришлось потрудиться, чтобы привести ее в приличный вид — сомневаюсь, что я проделала это слишком удачно.
Читать далее...

 

Касьянова Ольга — Его фамилия (от точки до многоточия). Глава 3

Однажды (и тут-то начинается самое интересное) на эскадру совершили нападение. Орудий у нас было больше, исход борьбы был в нашу пользу, но неожиданно несколько пушечных ядер попало в корабль, на котором я ехала, и он пошел ко дну. Все пришло в замешательство, спасательные шлюпки быстро расхватали, я не смогла попасть ни в одну, хотя многие пытались помочь, и отчаянно барахталась в волнах, почти не осознавая, что происходит. На глаза попался деревянный обломок, видимо, днище старой лодки, я ухватилась за него, как за последнее спасение, и пыталась вынырнуть из воды. Затем нахлынула еще волна, меня подбросило на самый ее гребень, потом снова, что было дальше — я уже не помню. Последнее чувство, что я испытала — удар обо что-то твердое. Пришла в себя я не скоро и с трудом, память возвращалась медленно. Сначала я поняла, что на суше. Потом услышала звуки, доносящиеся словно издали. Где я, в мире живых или мертвых? Почувствовав резкую боль, я догадалась, что жива. Снова услышала звуки, но уже разбирала слова: «Прошу вас, откройте глаза, очнитесь!»голос словно вздрагивал и умолял. Когда я разжала глаза, то ничего не узнала. Голова лежит на чьих-то коленях, ладонь сжимает рука. На меня глядит юноша со слипшимися от воды волосами, о чем-то прося. Веки его покраснели, лицо было измученно. Почему он здесь, рядом со мною? Внимательнее вглядевшись, я смутно стала припоминать его. Такой странный миндалевидный разрез глаз, скулы немножко выдаются… Этот облик нельзя забыть при всем желании! Миллеран! — ахнула я. Да! Какое счастье, что вы пришли в себя! Правда, это был действительно он. Но как он изменился! Теперь на его лице были написаны тревога, волнение и радость. Сейчас это был живой человек. Верилось в это с трудом, хотя я еще толком не понимала, кто я сама и кто он такой. Просто полежите молча, вот так, на коленях, придите в себя,погладил он мои волосы. Немного отдохнув, я смогла сесть и заговорить. Что случилось? Как мы здесь оказались? Мы, кажется, плыли на корабле? Нам с трудом удалось выжить. Мне удалось схватить лодку, когда я поймал вас, то привязал к себе поясом. Волны потрепали нас долго, я до сих пор дрожу от холода. К счастью, плавать я умею хорошо, нырять тоже, но еще немного — все было бы кончено. Так, значит, вы спасли мне жизнь! Ведь вы сами могли погибнуть! Это просто везение. Но у меня была лодка, это уже что-то, значит, я мог надеяться на жизнь, у вас же шанса вовсе не было, но вы так не хотели умирать!.. Нас выбросило на берег и раскидало в разные стороны. Я долго искал вас и нашел. А потом… так долго пытался привести в чувство!и, отвернулся, зачем-то сильно потерев глаза. Затем он озабоченно сказал: Нам нужно отойти подальше от берега — скоро снова будет прилив. Мы с большим трудом встали. Молодой человек тоже полностью не пришел в сознание и, хотя он старался скрыть это, чуть не падал на землю, словом, обоим было невмоготу. Но все же он отвел меня далеко в сторону. Провести ночь придется здесь — вы еще не можете идти в дальний путь. Тут, под деревом, есть листья — ложитесь на них и попытайтесь отдохнуть. Я отлучусь ненадолго. Он пришел через некоторое время, что-то неся с собою. Вам нужно подкрепиться — вот ракушки и морская капуста. Их немного, но это все же можно есть. А вы разве не поедите? Миллеран только отмахнулся.     Открыв глаза после забытья, полного ужасных видений, я увидела, что он сидит в той же позе, что и раньше, видимо, всю ночь не смыкая глаз и оберегая меня. Где мы теперь? Что будем делать? Судя по звездам, мы на одном из маленьких островов, итальянских или греческих. Видите, впереди полоска гор. Возле них обычно бывают деревушки. А невдалеке я вижу тропинку — вероятно, протоптанную людьми. Пойдемте по ней — горы не так далеко. Здесь опасно. Мы побрели по дорожке. Она расширялась впереди, но местность была холмистой, приходилось с большим трудом подниматься и опускаться. Мы были не так далеко от цели — горы были хорошо видны, кое-где росли оливы,как вдруг моя нога неловко подвернулась, и я чуть не упала не землю. Это вывих. Но я смогу вправить его, надо немного потерпеть. Ложитесь. Резкая боль пронзила меня, я вскрикнула и чуть не заплакала. Пока еще вам трудно будет ходить. Но нужно продолжить путь. Я возьму вас на руки. Вы?! Меня?! Не беспокойтесь, у меня достаточно сил. И этот «ребенок», недавно столько перенесший, легко и быстро поднял меня на руки и сильно прижал к себе. Держитесь крепче, устройтесь удобнее. Он пошел далее. Мне было приятно чувствовать тепло и вдыхать опьяняющий аромат — запах морской воды, мужского тела и еще не смывшейся струйки цитрусового одеколона. Я даже немного задремала. *** Наконец, я оказалась на земле. Мы дошли. Вот и домики, и стадо коз. Теперь нужно договориться с жителями — судя по говору, они греки. Я знаю греческий и пообщаюсь с ними. После обмена приветствиями жители с подозрением и испугом смотрели на нас непонимающими взглядами. Затем разговор продолжился. Я объяснил им, что мы с разбитого корабля, и попросил помощи. А еще я сказал им, что вы женщина и вы тоже выжили. Как видите, они очень изумлены. Все и правда столпились возле нас, удивленно восклицая, внимательно всматриваясь и даже дотрагиваясь до меня. Наконец они уверились в сказанном и вопросительно поглядели, по всей видимости, на старшину. Они согласились оказать нам гостеприимство и дать пищу и ночлег. Этого пока достаточно; потом я попрошу еще кое о чем. Нас привели в одну из хижин, старуха хозяйка согласилась переночевать у соседей. В доме ничего не было, кроме лежанки, скамьи и циновки на полу, видимо, служившей столом; но мы были рады и тому, что рядом с людьми, под крышей дома. К нам зашла женщина, неся пищу: несколько лепешек, головку козьего сыра, сосуд с молоком и, видимо, как деликатес,пучок пряных трав, оливки и несколько гроздьев винограда. Меня охватило чувство голода, я набросилась на еду, поглощая все, что попадалось на глаза. Только потом я заметила, что ем одна. А что же вы не едите? Мне приятно видеть, как утоляете голод вы! — было ответом. Мне стало немного стыдно. Я отошла, тогда тоже принялся за еду, и тут уже было видно, что молодой человек проголодался не меньше меня и даже больше. Теперь спите, а у меня есть кое-какие дела в деревне. Я приду попозже. Доброй ночи! Устроившись на лежанке, я с наслаждением потянулась и быстро заснула. Открыв глаза, я оглядела хижину. В углу лежал наполненный мешок, на циновке — завтрак. Мой спутник лежал на скамье, было, видимо, улегся он недавно и проспал немного. Когда я встала, он проснулся тоже, довольно сказав: Мне удалось упросить людей снабдить нас припасами и деревенской одеждой. Я узнал, что вверху в горах есть река и водопад, и сходил туда на разведку. Внизу находятся несколько рыбацких селений, в том числе и из нашей страны, возможно, там нас согласятся отвезти на остров, где есть порт. Так вы что же, совсем почти не спали? Действительно, вид у него был еще более утомленным, под глазами появились тени, щеки впали, ведь он несколько дней даже не перевел духа! Я мужчина. Больше не было сказано ничего. Поев, мы ушли, поблагодарив жителей за благодеяния. Путь лежал по тропинке вверх, и наконец, показалась горная речушка. Теперь мы утолим жажду, помоемся и отмоем одежду, то есть немного придем в порядок. Я усмехнулась про себя. О каком порядке можно говорить, если мы оба — воплощенный беспорядок? Однако реку было видеть приятно. Я долго и с наслаждением пила чистую холодную воду, затем зашла в реку, попыталась отчистить волосы и тело, поплавав и поныряв. С одеждой было труднее: пришлось потрудиться, чтобы привести ее в приличный вид — сомневаюсь, что я проделала это слишком удачно.
Читать далее...

 

Касьянова Ольга — Его фамилия (от точки до многоточия). Глава 1

Тоже красавчик из М...
Его фамилия (от точки до многоточия) В этой тетради подробно описана моя жизнь, со всеми событиями, встречами, делами и чувствами. Лишь одну историю я хранила, как драгоценный камень в ларце, и знали о ней избранные, уже отошедшие в мир иной. Теперь, когда голова моя седа, а лицо в морщинах, я с радостью поведаю ее тем, кого заинтересуют мои воспоминания. Мое имя Энни Лонг. Моя матушка рано умерла, и все детство и юность я провела с отцом. Он позаботился о моем образовании и многому научил меня сам. Это был человек разносторонний, любознательный, стремящийся к необычайному, и его страсть передалась и мне. Мы вместе путешествовали верхом, пешком или по морю, узнавая все больше чудесного и познавая множество нового. В нашем доме бывали люди самых разных сословий и профессий, мы не отказывали в гостеприимстве никому. Темы для разговора были интересными и занятными, и наше общество считалось одним из самых приятных. Между прочим, у нас принято было женщин называть по имени, а мужчин — по фамилии, без прибавок, или как кому нравилось. Одним из любимых гостей был сам адмирал королевского флота, конечно, он приходил и для собственной выгоды тоже, но рассказывал такое, что все слушали раскрыв рот. С ним часто приходил, «для вывода в свет», по его выражению, один из младших по званию офицеров, молодых людей, радующихся дамскому обществу и искренне любящих развлечения. Моим любимцем был лейтенант Сен-Поль, доброжелательный и не по годам мудрый, с ним можно было беседовать о чем угодно — и весело и непринужденно, и о самых серьезных вещах.     Мне было 22 года, никто не торопил меня идти замуж, но на примете был молодой человек из нашего круга, очень любящий меня и не скрывающий этого. Я была к нему отнюдь не равнодушна, и мы решили в следующем году обвенчаться, а уже скоро должна была быть помолвка, но никто из нас слишком не спешил. Однако всем было известно о наших планах, и нас видели будущими супругами. *** Как-то раз я была приглашена к нему в дом, у него также собралось веселое общество. Почти все были друг с другом знакомы, никто не стеснялся в словах и манерах. Весело поздоровавшись, мы сели за стол. Но наш хозяин, ненадолго задержавшись, легонько втолкнул в гостиную совершенно не знакомого никому человека. Прошу любить и жаловать — мой собрат по учебе, лейтенант морского флота Франсуа Миллеран! Я стал, как видите, сухопутной крысой, а он — морским волком, но мы давнишние приятели. Ну, заходи же, мы ждем! Эта фамилия была у семьи потомственных флотских офицеров, а значит, известна многим. Но ее представителей мало кто знал в лицо, тем более — младших ее членов, поэтому все с интересом разглядывали незнакомца. По словам хозяина, они учились вместе, стало быть, ему около 30 лет, но выглядел он гораздо моложе, походя на подростка почти девичьим лицом и локонами до плеч, а необычный разрез глаз и чуть выдающиеся скулы делали его облик пикантным и обаятельным. Словом, дамы остались довольны, мужчины — не слишком. Ответив на приветствия, он присел на свое место и сначала показался мне растерянным и непонимающим, как сюда попал. Через некоторое время, когда все разошлись по комнате, новый гость встал у окна, не обращая ни на кого внимания. У меня было веселое настроение, я захотела испытать свои женские таланты, расшевелив «робкого юнца», как мысленно назвала его. Встав рядом, я обратилась: Добрый вечер! Разрешите познакомиться с вами? Как ваше имя? Миллеран, если не помните. Моя фамилия Миллеран. Мое имя Энни Лонг, или попросту Энни. Зовите меня Энни! Хорошо, Энни. Он посмотрел на меня внимательно и снова замкнулся, глядя куда-то сквозь. Я была озадачена таким обращением, ведь обычно мне в говорили приятные слова, улыбались, целовали руки! Что же сказать на этот раз? Сдаваться я не желала.             Почему вы не с гостями, а скучаете в одиночестве? Я не скучаю, отчего вы так решили? И произнес тихо: Я смотрю на звезды. Если желаете, я покажу вам их на небе. Мы вышли на балкон. Он показывал созвездия и звезды, со знанием дела называя их по именам. Я, конечно, почти ничего не могла разобрать, но все же радовалась, что сумела разговорить гостя. Как вы их различаете? В нашей службе необходимо знать координаты и ориентиры, иначе затеряешься в море. Расскажите мне о море! Море нельзя описать словами, его можно познать, только сроднившись с ним, отдав ему свою душу. Это наша мать, первородная стихия, в которой зародилась жизнь и куда мы все возвращаемся когда-то… Он говорил словно сам с собой, не обращаясь ко мне. Теперь он не был похож на сбежавшего с занятий подростка, слова его были отнюдь не юношескими. «Да, это человек себе на уме», решила я, но сделала еще попытку. Неужели вас уже совсем не интересуют компания друзей, красивые дамы, веселые развлечения? Ведь их так легко найти такому, как вы, молодому и привлекательному, образованному человеку? Раньше все это интересовало меня. Но не теперь. Сейчас мне осталось только море... Пойдемте же к гостям, вас, наверное, заждались! Что ж, раз вы этого хотите — идем. И покорно пошел за мною. Несмотря на его неординарность и миловидность, мне он сразу не пришелся по нраву. Меня оттолкнули эти его отсутствующий взгляд и голос без эмоций, сам он казался то равнодушным, то высокомерным. Я любила только людей открытых, искренних, не прячущихся куда-то внутрь. Однако все же полностью скрыть чувства не получилось и ему. Несколько мужчин, по неписаному обычаю помучить новичка, сразу пустили в ход тяжелую артиллерию: Оказывается, в вашем семействе такие красивые барышни! Позвольте поцеловать ручку? Как это вы решились выйти замуж за одного из этих мрачных нелюдимов? С первого же вопроса молодой человек вспыхнул до корней волос, но не сказал ничего. На лице были написаны стыд и обида, даже не за себя, а за свой древний клан, но он просто не знал, как тут поступать, и был совершенно в этом не искушён. Ответь он в том же духе или просто посмотри с яростью и гневом, может, от него бы и отстали, но он просто не умел этого. «Он еще мальчик», снова подумала я. Наконец, его терпение лопнуло, лицо помрачнело, он готов был уже приступить к массированной атаке, но к счастью, сюда заглянул адмирал, бывающий и здесь тоже. Поприветствовав всех, он остановил свой взор на нашем госте и удивленно вскрикнул: И ты тут, Франсуа! И ты, Брут! Как же это вам удалось вытащить его в свет? С большим трудом, адмирал. Не сомневаюсь. Впрочем, рад тебя видеть, ты хотя бы поглядишь, как люди веселятся, может, это пойдет тебе впрок. Тот тут же пересел поближе к адмиралу, словно ища в нем защиты. Разговор продолжился. Дамы порой задавали вопросы молодому человеку, пытаясь заигрывать, он отвечал на них метко и порою неожиданно, впрочем, всегда вежливо. Видимо, ему уже были привычны женские штучки, их попытки разбивались о лед. Глядя на ваше лицо, можно подумать, что вы хладнокровный убийца, готовый уничтожить жертву без сожаления. Вы правы, так оно и есть. Все затихли, пораженные. Затем сделала попытку другая дама, видимо, тоже с целью соблазнить юношу: Если бы у меня был свой корабль, согласились бы стать его капитаном? Вряд ли. Женщина на корабле — плохая примета. И снова все изумились такому его ответу. Но тут уже взорвался адмирал: Оставьте эти выходки, Миллеран! Немедленно убирайтесь и подумайте на досуге о своем невыносимом поведении! Вы всем здесь надоели вашими глупыми шуточками! Тот не моргнул глазом и довольно усмехнулся. С готовностью отдав честь, он откланялся. Адмирала просили его простить и оставить, особенно «пострадавшая» дама, но он был непреклонен. Ему словно нравится получать взыскания, он будто ищет случая нарваться на них. Впрочем, мальчик не таков, каким хочет казаться, сердце у него золотое, а на службе он первый среди равных. А в глупые предрассудки он и сам не верит — слишком уж умен для этого. После ухода гостей я спросила: Зачем ты привел его к себе? Ведь ему, кажется, не по вкусу быть в обществе, да и строит он из себя невесть кого? Я знаю его очень давно, дорогая, и пытаюсь помочь ему хоть как-то. Ведь он, пока не на службе, живет затворником, хотя мог стать бы сердцеедом и весельчаком. Он словно не решается жить и радоваться жизни, а жаль. Однако на море это бог!
Читать далее...

 

Мирта Леус —

Протыкая чужое сердце гвоздями, Мы порой не замечаем что будет с нами. Ведь кто-то нас любит и уважает, А мы все угробим это гвоздями! Так давайте ценить все то между нами, Давайте любить отпуская глазами, Давайте прощать не смотря на преграды, И сердцем держать-все то с нами рядом...
Читать далее...

 

Мирта Леус —

Кап-кап Капает кровь. Больно, Но в сердце любовь... И если потом будет боль, Зачем же тогда любовь?
Читать далее...