Блоги


 

Леонида Богомолова — Без знаков препинания

Сейчас появилось новое веяние писать стихи без знаков препинания на прозу это пока не распространяется но скоро изменится и проза прогресс движется я учусь на филологическом факультете считается что филолог должен с точностью снайпера ставить знаки препинания теперь я с удивлением понимаю что можно забыть то чему я училась на самом деле зачем в сущности нужны знаки препинания зачем нужны точки и запятые речь должна длиться беспрерывным потоком чтобы нельзя было даже на секунду вздохнуть зачем нужен вопросительный знак надо не спрашивать а утверждать зачем нужен восклицательный знак можно говорить обо всём спокойно обходясь без эмоций также для чего нужно многоточие не должно оставаться недосказанности речь должна быть чёткой и ясной тогда не понадобится и двоеточие чтобы что то объяснять если не будет кавычек и скобок не будет и двусмысленности если исчезнут дефис и тире их перестанут путать неграмотные люди и тогда их необразованность будет меньше бросаться в глаза да если разобраться русский язык не так уж и проиграет от исчезновения знаков препинания того кто первым придумал изъять их из текста казнить нельзя помиловать
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Сегодня день морозный   1

Сегодня день морозный, Но к нам весна идёт, В моей душе нервозной Растаял светлый лёд. Хочу забыть страданья, Всё, что мешает мне. Хочу жить ожиданьем И верить лишь весне.
Читать далее...

 

Vikkasan — Запретная любовь

Каждый раз просыпаясь одной, в одинокой холодной постели, осознавая что ты с другой и с ней года, месяца и недели Наша встреча была не спроста я знаю в ней есть некий смысл Когда твоя и моя душа была пуста и в голове негативные мысли От скуки мы искали людей я искала чтоб зажгли моё сердце ты искал для многих идей, а теперь нам некуда дется Мы с тобой проводили часы и тонули друг в друге, в страсти В один момент ты сжигал мосты моё сердце разрывалось на части И тогда ты сказал я женат у меня взрослый сын и дочка, пред моими глазами появился закат ведь это отношениям точка. Я сказала плевать на жену и детей ведь я вижу тебя, я согластна и тогда было много прекрасных идей я не знала что это опасно. Ведь опасность не в том что узнает жена, а опасность всегда в женском сердце ведь тогда зарождается душевная тьма и никому от нее не дется Каждый день задаваясь вопросом почему мы не встретились раньше? Отвечая себе тихим голосом тогда ты бы не увидела фальши Ты сказал мне тогда я люблю я давно говорил это слово, я сказала тебе я тебя окрылю вместе в небо взлетим снова. А сегодня сказал мне плевать где и с кем ты и что будешь делать и тогда я разучилась летать и не знаю что с собой делать Я скажу тебе знаешь ты прав нам наверное нужно расстаться. И сейчас твою душу узнав Я хочу лишь с тобою остаться
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Букет ботанички   4

Эту девочку все называли ботаничкой. В двенадцать лет она носила очки, в которых её огромные карие глаза казались ещё больше, строгие костюмы, в которых её стройная фигура выглядела ещё тоньше, заплетала в косы русые длинные волосы. Она занималась цветоводством. Ей нравилось быть ботаничкой. Но другие люди называли её так с презрением. Родители ботанички постоянно ссорились и говорили о разводе. Правда, они так и не решались на развод — тогда им некого было бы ругать и обвинять в своих бедах. Над скромностью ботанички смеялись в классе — кто-то тайно, кто-то открыто. Она ни с кем не дружила. Но вот ботаничка влюбилась в мальчика из параллельного класса. Она вырастила для него семь хризантем и пошла с букетом к нему. Но мальчик сказал: «Извини, я не могу быть с тобой, ведь тебя никто не любит. Я не хочу, чтобы и меня начали звать ботаником». Он не взял букета. Ботаничка пошла из школы домой. Она закрыла цветами лицо, и на них как будто появилась роса. Это на лепестки потекли слёзы ботанички. Неправда, что безответная любовь приносит кому-то радость. Любимого человека хочется видеть рядом, держать за руку, слушать его тайны и говорить свои в ответ. О нём всё знаешь наизусть, но с ним никогда не скучно. А от безответной любви поневоле возникает обида, переходящая в злость. Мало того, начинаешь смотреть завистливыми глазами на людей, которые обрели взаимную любовь, завидовать их счастью. По дороге ботаничке встретился поэт. Он не знал, о чём написать стихи — в поэзии уже звучали всевозможные темы. Ботаничка подарила поэту хризантему, и он написал стихи о хризантеме. Ботаничка зашла по дороге в цветочный магазин. Там невеста выбирала свадебный букет. Ботаничка подарила невесте хризантему, и невеста соединила цветок со своим букетом. Получилось красиво. Выйдя из магазина, ботаничка увидела художника. Он рисовал вазу, стоящую на осенней траве. Ботаничка подарила художнику хризантему. Он поставил хризантему в вазу, и его композиция стала законченной. Ботаничка услышала нежное девичье пение. Это пела девушка, выглядывающая из раскрытого окна на первом этаже. Ботаничка бросила в её окно хризантему. Девушка обрадовалась и решила поступать в музыкальный колледж. Ботаничка встретила расстроенного молодого человека. Он поссорился со своей возлюбленной. Ботаничка подарила ему хризантему, а молодой человек подарил хризантему своей любимой. Любимая простила его. Рядом с салоном красоты фотографировали красавицу на рекламный плакат. Ботаничка подарила красавице хризантему, и красавица снялась на плакат с цветком. Когда ботаничка дошла до дома, у неё осталась только одна хризантема. Ботаничка положила цветок на скамейку возле подъезда — может быть, он ещё кому-то пригодится, раз не пригодился ей. Девочка! — окликнули её. — Ты забыла хризантему на скамейке. Она обернулась. Её позвал симпатичный мальчик в строгом костюме и в очках. Он жил в её дворе и давно уже думал о ботаничке, только не знал, как с ней познакомиться. Где ты взяла такой красивый цветок? — спросил мальчик, возвращая ей хризантему. Я вырастила его сама. Я тоже выращиваю цветы. Яботаник. А я — ботаничка. Давай погуляем во дворе,предложил мальчик. — Я тебе расскажу про свои цветы. И ботаничка пошла гулять с ботаником.
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Мне надоели чёрно-белые картинки   3

Мне надоели чёрно-белые картинки, Теперь мне захотелось буйства красок. Графичные рисунки прекратились, Рисую я себе цветную радость.
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Цыганская кровь

1. Германия «Здравствуйте, Верочка! Шлю вам привет из далёкой Германии. Неделя, как я приехал сюда, и мне уже ничего не нравится. Улицы здесь красивые, но какие-то унылые. Люди здесь недружелюбные. А девушки… немки тут не особо красивые, и цвет кожи у них нездоровый. Но если б даже они были красавицами, вы лучше всех, драгоценная моя Вера. Вера, пожалуйста, приезжайте сюда! Мне здесь не так-то понравилось, но мне, знаете, в чужих странах вообще не нравится. А вам бы, думаю, было здесь интересно. Ну, до свидания! Пишите мне ответ. Василий». «Здравствуйте, Василий! Я думала над вашим предложением. Не знаю уж, приеду я, не приеду. А в Германии заманчиво побывать. Но сейчас я едва ли смогу, так как еду с Гришей в его загородный дом. Знаете, что я надену? Белое платье, привезённое из Парижа, и тот голубой шарфик, который вы так любили. Все юноши попадают к моим ногам! О, мне уже не терпится в эту поездку! До свидания, Вася! Не скучайте с вашими немками, которые не особенно красивые и цвет кожи у них нездоровый». «Дорогая Верочка! Получил я ваше письмо. Спасибо. Я, признаться, и не надеялся, что вы мне не напишете. А мне так скучно было в унылой стране. Я придумал для вас сказку. Называется «Золотая девушка». «Золотая девушка» На высокой горе стоял золотой замок. В нём было много красивых залов. В самом красивом стояла золотая, отделанная жемчугом, кровать, и спала в ней золотая девушка. Её золотые волосы спускались до пола, а одета она была в золотое платье. Но вся эта красота была невидима для людей. Золотой замок расколдовался бы только тогда, когда кто-то полюбил бы золотую девушку. Один прекрасный принц явственно увидел замок и красавицу, спавшую в нём. Принц поцеловал её, и она была расколдована. Они поженились и были счастливы вместе. Золотую девушку я назвал Верой. Напишете мне, милая, хорошо ли вы живёте без меня, хорошо ли вам с Григорием Варламовичем. Ваш Василий». «Доброе утро, сочинитель сказок! Извините, что отвечаю с опозданием. Так уж вышло. Сейчас я уже у Григория. О, знали бы вы, как тут весело! Днём пикники, вечером балы! Но главное не это. Главное то, что мы с Гришей помолвлены. Помолвка состоялась сразу, как мы приехали. Помните, Вася, я вам говорила, что люблю вас одинаково? Но вы же должны были понимать, что у нас с ним романтические отношения. Может быть, мы скоро поженимся. Счастливая Вера. P.S. Ваша сказка мне очень понравилась». «Верочка, мой ангел! Пишу вам, наверное, в последний раз, так как больше незачем писать. Верочка, чем я хуже Григория Варламовича? Тем, что моя мать была цыганкой и что над моим лбом вьются её чёрные кудри? Я люблю раз в сто больше, чем Григорий Варламович, и он лжёт, что цыгане не знают настоящих чувств. Вы называли меня милым. Так почему же, разбивая милому сердце, вы смеётесь?.. Желаю вам счастья, Верочка, а мне, наверное, придётся доживать свой век в печали. Василий». Цыганская кровь 2. Что было раньше Красавица Вера спала, разметав длинные светлые волосы по подушке. Василий, не в силах сдержать себя, наклонился и поцеловал её. Девушка проснулась. — Ах, это вы? — капризно спросила она. — Вы невозможны, mon cher! Сколько я вам говорила не целовать меня! — Ну, Верочка… — прошептал он и погладил её волосы. — Приготовились к пикнику? — Да. — Гриша тоже идёт с нами. Губы Василия искрились презрительной усмешкой. — Что ж, пускай идёт. На пикник собралось много народу. Василий сразу заметил Григория. Этот Григорий был длинным, худым, бледным, в белой одежде, с серыми тусклыми глазами. Фигурой и всем остальным он напоминал червяка. Василий то и дело поглядывал на Веру, рассказывал о своих успехах, о том, что гимназию закончил с золотой медалью, и всё такое прочее. — А я, — сказал Григорий, — недавно закончил курсы фехтования. Но Василия не так-то легко было запугать. Когда Григорий прильнул к Вере, Василий поранил руку и сказал: — Верочка, надо же, я поранился. Вера переключила внимание на него. Василий никогда не мог определить, кого же Вера любит больше — его или Григория. Один раз он поздно возвращался домой. Впереди шла пара. Василий едва не задохнулся, узнав Григория и Верочку. Но он не стал их догонять, а слушал, о чём они говорят. — Право, мне жаль Василия, — говорила Вера. — Ведь он так любит меня. — Ах, что вы говорите, — усмехнулся Григорий. — Цыгане не знают настоящих чувств. Дикари не могут понять ничего возвышенного. — Нет, но он же не цыган, — возразила Вера. — Его отец такой же, как вы и я, причём довольно состоятельный барон. — И Василий будет так же состоятельным бароном и так же разделит свою постель с молодой цыганочкой. Вам нравится такая судьба?.. В тот же день Василий уехал в Германию. 3. Родная сторона В Верочкину комнату зашёл смуглый черноокий юноша. В нём мало кто признал бы прежнего Василия. Тот был ревнив, вечно желал уколоть побольнее своего соперника. А у этого не было сил, чтобы ревновать, он мечтал только увидеть свою ненаглядную Веру. — Это вы? — спросила она равнодушно, но тут же повернулась к двери и воскликнула: — Ах!.. Василий… Вы вернулись!.. — Я вернулся, — прошептал он. …Василий попросил Верочку погулять с ним по знакомым местам, так как он уже многое забыл. Это была неправда. Даже в самой роскошной, экзотической стране он не мог забыть родных российских мест. Просто очень хотелось побыть с Верой. И это было прекрасно! Как-то вечером они сидели в саду. Он и Вера — барышня в облачном платье. Вокруг распускались розы. Василий хотел сорвать одну для Веры. — Не надо, остановила она его. — Смотрите, на них вечерняя роса. Василий обнял её. «Как хороша, — думал он, — как хорошо, что они с Григорием Варламовичем не венчались, а только помолвлены. Пусть и дальше так будет». Запел соловей. — А вы знаете, о чём поёт соловей? — спросила Вера. — Нет. — А я знаю. Вера запела. Роза, не верю, что ты не богиня – Ты так нравишься всем. Всегда на тебя кто-то смотрит, и ты – Героиня моих поэм. Розочка, не порицаю тебя — Ты ведь меня восхищаешь, Но вот серьёзных, мучительных чувств Ты, я боюсь, не познаешь. Ах, зачем эта ночь была так прекрасна! Ведь на следующее утро всё было по-другому! Василий и Вера поссорились. Когда он сказал о своей любви, она ответила, что это глупости… Василий вновь искал в Германии прибежища для своей страдающей души. 4. Письма «Верочка! В прошлый раз вы изволили заметить, будто моя любовь — глупости, вы обидели меня. Что ж, думайте, как пожелаете. Только… Моя любовь к вам — искренна. А извивающийся червь — всё равно червь. Даже если он расфуфырен в камзол и чулки. Правда ли, что вы так думаете о моей любви? Напишите. Ваш Василий». «Василий! Вы помните, mon cher, я говорила, что вы невозможны? Я не лгала! Да, я люблю вас, но как вы можете так открыто подходить к барышне? Вы не могли осторожно подготовить меня? так ко мне ещё никто не подходил… Правда, я не понимаю, для чего же вы уехали… На вашем месте любой остался бы со своей милой, умолил бы её ответить ему взаимностью. Скорей всего, вы просто боитесь сложностей, привыкши к тому, что легко перескакивали все барьеры. Вера». «Дорогая Вера! Я зря написал вам это. Вы резко поступили со мной, но я уже всё простил. Уже не мог надеяться, что когда-нибудь не только вас полюбят, а и вы кого-то полюбите. А я не боюсь сложностей, просто я очень горячий, поскольку я наполовину цыган — Бог создал меня таким. Верочка, я обязательно встречусь с вами. Крепко целую ваши алые губки. Василий».
Читать далее...

 

Грета Рюбен — Воспоминание о маме

Девочка, совсем еще девчонка. Ночью тихой плачет у окна. Нет, ее не назовешь ребенком. И слеза не блажь и не игра. Сердце разрывается от боли, Мамой она брошена была. И не познать ей чувств особых гамму, Ту тонкую невидимую нить Что крепко-накрепко связала дочь и маму Надежно, прочно, что не разлучить. А как хотелось ощутить прикосновенья И теплоту ее горячих рук Прижаться к ней, забыться на мгновенье Ведь мама самый лучший в мире друг Она всегда подскажет и поможет И в трудную минуту не предаст Она как теплый лучик солнца И никогда, и никому Вас не отдаст Но к сожалению ей не познать те чувства И вот что я хочу сказать теперь Не забирайте детство у ребенка Не покидайте матери детей. Автор: Рюбен Грета
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Цветы

Маргарита Всё она людям гадает – Бросить, любить, не любить... Тонкая, белая дева, Как ей гадалкою быть? Но к Маргарите приходит Девушек яркий цветник. Белые карты раскинет — Всё ты узнаешь в тот миг. Роза Здесь она пышна, красива, Всех затмить красою может. Но её все обожают. Я люблю, наверно, тоже. Но от Розы бессердечной Ждать ответа невозможно: Ласкова она не будет, Ранит лишь неосторожно. Не хочу лишать свободы, Вырывать насильно, грубо. Дальше пусть цветут и пахнут Роза и её подруги. Роза и её подруги Пусть цветут и пахнут дальше, Но хочу не тьмы, а света, Ласки я хочу, не фальши. Вероника Зовут её Вероникой Дубравной. Уникальное имя! За взгляд называют её Синеглазкой – Очарованный, синий, Небесный, сапфировый, васильковый, Лазурный, лазоревый, бирюзовый. Неясно, кто Синеглазка: обычный Человек иль богиня? А взгляд — никто его не поймает: Очарованный, синий, Небесный, сапфировый, васильковый, Лазурный, лазоревый, бирюзовый. Тигровая Лилия Тигровая Лилия гордо горит Светящимся пламенем рыжим. Ведь ей не пристало иметь грустный вид, Хотя кто-то ею обижен Иль, может, обижена кем-то она... Но строгость её неизменна, И Лилии талия так же стройна, И пламя всё так же нетленно.
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Кусочек жизни

И стихи она писала когда-то, И над книгами рыдала когда-то, И улыбкою светилась когда-то, И глядела она в небо когда-то. Только вдруг всё, чем занята, Исчезло из памяти. Ничего она теперь уж не помнит, Смотрит ясными глазамине помнит, Всё, что помнить не хотелане помнит, Ничего из прошлой жизни не помнит. Поняла, что вся жизнь её Была амнезиею.
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Русальная неделя

Две подружки, рыженькая Лора и беленькая Дрона, ехали в поезде. Они в этом году окончили школу. На лето девочки уезжали в деревню, где жила тётя Дроны. Девочек не особенно устраивала жизнь в деревне, но, когда они ездили туда прошлым летом, Лора познакомилась там с мальчиком и всё время ссорилась с ним, и это лето ей хотелось убить на следующие скандалы со своим новым знакомым. С ними в купе ехала молодая привлекательная женщина, назвавшаяся Адой Константиновной. Она работала врачом. Ада Константиновна ехала в ту же деревню, что и они — там был дом родственников её подруги, хозяева временно уехали, и подруга жила там одна. Спутница писала книгу о Русальной неделе, а обстановка в деревенском доме была спокойной. Я бы не сказала, что там тихо,говорила Дрона. Тише, чем в городе,пояснила Ада Константиновна. Она очаровала своих попутчиц. Строгая и неулыбчивая, но умная, компетентная во многих вещах и всё понимающая. И Лоре, и Дроне, и Аде Константиновне нравилось разговаривать втроём. Девочки уже давно не помнили, когда в последний раз с ними вели умные разговоры, когда в последний раз их слушали так внимательно, как Ада Константиновна. Перед сном они даже рассказывали по очереди сказку. Начинать выпало Аде Константиновне. Ладно, слушайте,сказала она. — Жила-была прекрасная девушка. Она полюбила короля, а он полюбил её. Они хотели пожениться. Но у короля была дочь, маленькая злая фея. Она заколдовала короля, и он разлюбил свою невесту… Дальше рассказывала Дрона. Она с трудом подбирала слова, фантазия в этот вечер с ней не дружила. Дрона рассказала ещё меньше, чем Ада Константиновна, и предложила Лоре закончить. Конец Лоры изобиловал неожиданными сюжетными поворотами, ведущими к свадьбе главных героев. В деревне Ада Константиновна познакомила девочек со своей подругой. Алёна Маратовна не походила на Аду Константиновну. Выглядела она неэлегантно — небрежно зацепленные волосы, голубая кофта, бордовый халат с ярко-жёлтыми цветами. Но она всегда была весёлой и приветливой, и разговаривать с ней было проще и легче, чем с Адой Константиновной. Теперь по вечерам они вчетвером собирались дома у Алёны Маратовны. Ада Константиновна читала им кое-что из своей книги «Русальная неделя». Русальная неделя следует сразу после Троицы. В эту неделю русалки выходили из воды, бегали по полям и качались на деревьях. Во время Русальной недели нельзя было купаться, так как люди боялись русалок. На деревья вешали полотенца, нитки, одежду — эту одежду русалки якобы носили на протяжении всей Русальной недели. В конце Русальной недели совершался обряд проводов русалки. Русалку изображала девушка с распущенными волосами, одетая в одну рубашку и увешанная венками. Её провожали в рожь, к реке или на кладбище и разбегались, а русалка догоняла… Лора и Дрона просто обожали эти вечерние чтения. Но они не могли не замечать, что Ада Константиновна как была, так и осталась холодноватой в общении с ними, никогда не смеялась и даже не улыбалась. Она, по-моему, застряла на своём королевском троне,сказала как-то Лора, когда они сидели у Алёны Маратовны, а Ада Константиновна в этот момент вышла в магазин. Да ладно тебе,вяло ответила Дрона. — Ты посмотри, заводные люди обычно такие дебилы, а у неё ума несоизмеримо. Вы не можете её судить,вмешалась Алёна Маратовна. — Вы совсем недавно с ней познакомились, а как до этого складывалась её жизнь, вы не знаете… Дрона уловила что-то значительное в её интонации и тут же спросила: «А что такое с ней произошло?» Как вам сказать…Алёна Маратовна вздохнула. — У неё была большая любовь. То есть, почему — была, она и сейчас его любит. Он сначала был её пациентом, а потом стал любовью. Всё шло серьёзно. Прошлым летом он пригласил её на дачу. Она собиралась там работать над своей повестью. И к ним приехала на дачу дочь Геннадия. Его первая жена умерла, он теперь живёт с дочерью вдвоём. Этой девочке не хотелось, чтобы её отец женился на Аде. Она с самого начала вела себя агрессивно, каждый день с ней начинался настоящий психоз. Геннадий никак не мог на неё повлиять. И наконец он сказал Аде: «Мы не можем быть вместе, прости, но я очень люблю свою дочь, видимо, ты не сможешь быть для неё матерью…» Вот козёл! — вырвалось у Лоры. Дрона находилась в состоянии столбняка. *** Девочки, знаете, что я придумала? — сказала Ада Константиновна в один из летних вечеров. — Скоро будет Троица, а за ней должна быть Русальная неделя. Давайте отметим эту неделю обрядами! Ничего себе,одобрила Дрона. — А какими конкретно обрядами? Ну-у… Мы сначала должны выбрать русалку. Для русалки нужно развесить на дереве одежду, в которой она будет ходить целую неделю… Вы будете русалкой! — воскликнула Лора. — У вас и волосы такие красивые! Ну, это неважно, кто будет русалкой, но ею могу быть и я. Потом, во время Русальной недели нельзя ни работать, ни купаться, иначе русалка может наказать людей… Очень хорошо! — засмеялась Алёна Маратовна. — Значит, моешь посуду и делаешь уборку ты! Ты — русалка, тебе работать не запрещено. А то я почему-то одна занимаюсь хозяйством, пока ты сидишь над своей книгой. Я не поняла,возмутилась Лора. — Значит, мне нельзя купаться? Нет уж, пускай русалка меня наказывает, я нарушу этот запрет. Хорошо,уступила Ада Константиновна. — Остался обряд проводов русалки. А можно, я приглашу кое-кого на нашу Русальную неделю? — спросила Алёна Маратовна. Я надеюсь, ты сейчас намекаешь не на своего мужа? — красивое лицо Ады Константиновны перекосилось. Нет, нет, не на него. Просто расширю наш круг. Хорошо, расширяй. Незадолго до праздника Троицы девочки стояли возле дома Алёны Маратовны и ели бутерброды. Во двор зашли незнакомые люди — мужчина, немолодой, но с очень красивым лицом и синими глазами, и тринадцатилетняя девочка — его копия, но в отличие от своего спокойного и серьёзного папы она вертлявая, прыгучая, вместо волос на её голове куча серых пёрышек, одета она в разлетающуюся юбку и чёрный пиджак, из-под которого видна белая майка. Здравствуйте,сказал мужчина. — А Алёна Маратовна здесь живёт? Да,ответила Лора. Извините,он помялся,а с ней в доме живёт её подруга Ада? В это время Ада Константиновна вышла из дома. Увидев неожиданных гостей, она остановилась. Её лицо исказилось гримасой физической боли. Она пыталась спрятать эту гримасу под маской непроницаемого спокойствия. Здравствуй, Ада,он шагнул к ней. Тут к ним торопливо вышла Алёна Маратовна. Это ко мне! Ко мне! — заговорила она. — Девочки, познакомьтесь: Геннадий Захарович и Анита. Это Лора, это Дрона. Мы приехали на праздник русалочек! — сообщила Анита. Под вечер Ада Константиновна пришла к девочкам. Можно, я немного поживу у вас? — спросила она. А что такое?ляпнула недипломатичная Лора. Помолчав, Ада Константиновна ответила: Там так шумно стало… Книгу не напишешь в таких условиях. Лора удовлетворилась таким ответом, а Дрона забеспокоилась. Если подумать, в их доме тоже нет музейной тишины — её тётя каждый день возится с целой коллекцией кастрюль, а они с Лорой выясняют отношения с соседскими мальчиками. С помощью своих догадок и объяснений Алёны Маратовны Дрона поняла, что Геннадий Захарович и есть та большая любовь, отнявшая смех у Ады Константиновны. Геннадий Захарович теперь изнемогает от страданий и мечтает об Аде Константиновне. Дрона и Лора видели, как он стоял напротив их окон, ожидая увидеть её. И Ада Константиновна вскоре — может быть, из-за шумной обстановки, а может быть, по другой причине — перешла обратно к Алёне Маратовне. В день Троицы все собрались у Алёны Маратовны и стали обсуждать, кто повесит на дерево одежду для русалки. Мы повесим,сказала Анита. Мы специально заготовили платье. Да,подтвердил Геннадий Захарович. — Тут рядом с домом есть берёза, повесим платье на неё. На другой день девочки ранним утром прибежали во двор к Алёне Маратовне. Им не терпелось увидеть платье на берёзе. И каково же было их удивление, когда они увидели на берёзе белое свадебное платье, отделанное ландышами! Из дома вышла Ада Константиновна. У неё сами собой широко раскрылись глаза при взгляде на берёзу. Ну, что, снимаем платье с дерева? — первой нарушила молчание Лора. Нет, нет,Ада Константиновна отступила назад. — Я это не надену. Поздно! Это платье вы теперь будете носить всю неделю,сказала Дрона, снимая платье с берёзы, и вдруг вскрикнула:Ой, тут кольцо надето на ветку! Сейчас бы я его скинула! В комнате Ада Константиновна надела платье, но кольцо всё ещё держала в руке. Все собрались поглядеть на русалку в свадебном платье. Дорогая Ада,сказал Геннадий Захарович, подойдя к ней,я люблю тебя и хочу, чтобы ты была моей женой. Кольцо и платье — мой подарок на нашу свадьбу. Ты хочешь на мне жениться? — с иронией в голосе спросила Ада Константиновна. — А твоя дочь тебе это позволит? Позволит! — крикнула Анита. — Целуйтесь! Целуйтесь! И Дрона с Лорой впервые увидели улыбку Ады Константиновны. Она улыбалась очаровательно — она всегда и всё делала очаровательно. В конце недели провели обряд проводов русалки. Всей компанией пошли к ручью. Пышные светлые волосы «русалки» Ады Константиновны были распущены и украшены венком. На её шее тоже висела цветочная гирлянда. Одета Ада Константиновна была в серебристый домашний халатик с узорами. Дойдя до ручья, Анита сняла с Ады Константиновны венок, бросила его в воду и побежала. Остальные побежали за ней. Ада Константиновна догоняла их. В первый раз за всё время она заливисто смеялась. Её видел местный алкоголик. Потом он рассказывал, что встретил русалочку ив серебристом одеянии, в цветах, с развевающимися белыми волосами. Но никто не поверил в это. Люди подумали, что мужчина совсем загубил себя выпивкой.
Читать далее...

 

milena — Нет?..

Не встречайтесь с первою любовью, Пусть она останется такой Острым счастьем, или острой болью, Или песней, смолкшей за рекой. Не тянитесь к прошлому, не стоит Все иным покажется сейчас... Пусть хотя бы самое святое Неизменным остается в нас. Ю.Друнина сПять выстрелов хватит. Смерть не настолько глуха ... Пятой пули не бойся. Она — моя. Пятница. Впереди бессрочные выходные. "Со школьными друзьями нужно уметь прощаться вместе со школой. Институтских товарищей пора забывать через год после окончания. Приятели из интернета должны оставаться в интернете, и не приведи Господь их оттуда выковыривать. Всему своё время, своё место и свой срок годности. Первая любовь — она как первые штаны: поносил, порадовался, вырос и выбросил. Хранить их потом годами на антресолях, тешась надеждой когда-нибудь ещё втиснуть в них свой зад, — наивно и глупо. Жадные до отношений люди всю жизнь копят этот багаж из греющих душу воспоминаний и протухших дружб, реализованных и нереализованных чувств, окружая себя горами эмоционального мусора. Хотя, ведь всё проще простого, тут как с гардеробом — если ты не надевал какую-то шмотку в течении года, вероятность, что наденешь через два-тримизерна. Выбрасывай смело, — освобождай место новому. Если возникла необходимость сделать "перерыв в общении", "отдохнуть друг от друга", значит всё — кто-то из кого-то вырос, самое время сказать "всё было круто, чувак, спасибо. Удачи тебе", попрощаться и разбежаться. Потерять друга невозможно, а вот потребность в нём — запросто. Это естественный процесс взросления" Повзрослею ли я когда-нибудь?
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Вина Адама   15

Все женщину винят в грехопаденьи — Мол, удержаться не хватило сил. А где же был мужчина в это время, Зачем грешить её он отпустил? Он мог сказать ей: не греши, не надо, Мог удержать её, не дать ей пасть. Но не сберёг Адам её наивность И тоже вгрызся в яблочную сласть. Теперь гляди на перевоплощенье Снежинок белых в белые цветы И знай: её не спас ты от паденья — В её грехе виновен только ты.
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Война проблемам

1. М.Ю.М. Вы видели такой знакМ.Ю.М. в кружочке? Так подписываются друзья, у которых имена начинаются с М.Ю.М. Главная здесь — Мари. Вообще-то, её зовут Маша, а называют Мари. Плакса-Мэри называет её Муся, но это слово Плаксы-Мэри. Мари сказочно красивая брюнетка, глаза у неё прозрачно-синие. Мари в синем платье. В М.Ю.М. она первая заводила. Мари очень дружно живёт со своим братом. Его зовут Юрий. Он похож на неё, только с пепельными глазами. Девушки его обожают, а с Мари — полное взаимопонимание. А ещё у них есть Плакса-Мэри. Мари и Юрий окончили школу, а она — шестиклассница. Зовут её Мария, а называют Мэри. Плаксой её прозвали потому, что она вечно плачет. Маленькая неприятность — плачет тихо, большая — плачет громко, ужасная проблема — рыдает во всю силу своего голоса. Её можно хорошо запомнить. М.Ю.М. всегда ввязывались в разные истории. Вот одна из них. 2. «Супермаркет» Юрий собрался на прогулку, надеясь, что девчонки его не заметят. Но к нему подошла Плакса-Мэри. — Куда ты идёшь? — спросила она, взмахивая ресницами. — Да так, гулять. — Куда? Надо было как-то отвязаться, и Юрий сказал: — В супермаркет. — Ой! — восторженно воскликнула Плакса-Мэри и опять взмахнула ресницами. — Возьми меня с собой! Обожаю супермаркеты! Должно быть, сегодня был не её день. Юрий ответил сдержанно: — В другой раз. Вообще-то, Юрий пошёл не в супермаркет, у него были дела в другом районе. Там он не знал ни полквартала, но дела были сердечные. 3. Принц и принцесса Жила-была принцесса, непохожая на остальных принцесс. Цветов и кринолинов она не носила, носила пёстрое, абсолютно прямое платье. Но по её красивому облику, по её речи можно было понять, что это принцесса. Она не теряла хрустальной туфельки — и никогда ничего не теряла. Принцесса была очень аккуратная. Каждый день к ней ходил прекрасный принц. Он ласково, с улыбкой глядел на принцессу и тихонько вздыхал. Если она его не видела. А если видела — заливался краской и отходил, чтобы быть незаметным. Принцесса лукаво и кокетливо глядела на него. Ей казалось, что они с принцем уже встречались, ей казалось, что это её судьба. Но однажды всё переменилось. Принцесса вспомнила, где они встречались. Принца звали Юрий. Это было единственное имя, не нравившееся ей. С тех пор она не стала смотреть в его сторону. А если и смотрела, то так презрительно, что бедного принца обдавало холодом и он не смел даже глянуть принцессе в глаза. Как-то раз он зашёл к ней вновь. — Оля... Ольга Владимировна! — позвал Юрий. Принцесса обернулась. — Это вы меня? — Вас, — сказал он. — Ольга Владимировна, мне надо вам кое-что сказать. — Постойте, — остановила она Юрия, — разве мы встречались? — Да! — рассмеялся он. — Помните ведь, я — Юрий! С таким именем я никого не знаю. Принцесса пошла в другую сторону. — Ольга Владимировна! — воскликнул Юрий. — Ну, помните ведь: жили в соседних домах, потом практика в десятом «г», потом выпускной бал... Ну? — Вот что, — сказала принцесса, — я уже не помню, какой класс у меня был, когда я была практиканткой. И не надо ко мне приставать. — Значит... — у Юрия вдруг упал голос. — Значит, или не помните... или не хотите меня помнить... Если бы на его месте была Плакса-Мэри, она бы утонула в собственных слезах. 4. Проблем всё больше С лестницы спустились девушки — нарядные, с модными причёсками, надушенные дорогими духами. Среди них была и принцесса — тоже в нарядном платье, с голубым поясом, заколки, приколотые к её волосам, были под цвет пояса. Юрий снова говорил с ней. — Я вас не помню, — повторяла она. — Не помните или не хотите помнить? — спросил Юрий и погладил её волосы. Оля отшатнулась как от чумы. — Не сметь! — взвизгнула она. — Не сметь! На вечере после ваших дёрганий заново причёсываться пришлось! — Ольга Владимировна! Дорогая! — обрадовался Юрий. — Вспомнили! Но радоваться было рано. Их оттёрли друг от друга. Рядом с Олей теперь стояла беленькая девушка — блондинка в белом. — Не прощаешь? — спросила она. — Не прощаю! — Оля упрямо тряхнула головой. — А зря-а! Тебе ведь его жалко, сама говорила. Жалко, да? — Ну, допустим, жалко... — На минуту лицо Оли покрылось грустью, но грусть кончилась. — Всё равно. Пускай помучается. — Думаешь, я не вижу? — усмехнулась беленькая. — Ты бы с ним заговорила, только ты для этого гордая... Похоже, Оле надоело это слушать, и она перешла подальше. — Оль! — крикнула беленькая. — Обиделась? Не обижайся! Юрий уже не слышал этого. Он мчался по улицам. 5. Прошлое Это началось не очень-то давно, а тогда, когда Юрий учился в десятом классе. Тогда в его школе уроки вели практикантки. Одну из них Юрий уже знал — они жили на одной улице. Их дома стояли рядом. Юрий любил Олю, но всё время видел, что она гуляет с другим. Сам он в последний год был как будто сумасшедшим. Возможно, из-за предстоящего выпуска. Мучаясь от бессильной злобы, он без конца срывал Оле уроки, писал на доске гадости... один раз она разозлилась и написала ему на руке большую жирную двойку. А Юрий превратил эту двойку в сердечко и в середине поставил букву «О». Сейчас он узнал, где она работает, и без конца ходил туда. Но Оля не собиралась прощать его. Юрий рассказывал обо всём этом своему дневнику. 6. Раскрытие чужой тайны Мари срочно вызвала Плаксу-Мэри. — Посмотри вот эту тетрадку, — сказала она. На первой странице было написано: «Дневник Юрия». — Где это ты взяла? — удивилась Плакса-Мэри. — Нашла под его кроватью. Читай! Плакса-Мэри с трудом разобрала эти записи. Почерк Юрия она знала хорошо, но содержание дневника поняла с трудом. — До меня что-то не доходит, — сказала Плакса-Мэри по окончании чтения. — Почему эта самая... Ольга Владимировна не прощает Юрия? — Потому что он её мучил. — Так она же сама была с другим... — А он ей сказал, что мучает её из-за этого? Сказал, да? — воскликнула Мари. Плакса-Мэри залилась слезами. — Муся, мне жалко Юрку! — А её не жалко? — И её жалко! Всех жалко! — Успокойся. Мне их тоже жалко, — призналась Мари. — Я знаю, что сделаю. Пойду к ней и по-девичьи расскажу ей о любви Юрика. А если не поверит — отдам ей дневник. Пусть почитает. — А что? Ты ведь умная, дипломатичная... Несколько минут девочки пялились в телевизор. — Нет! — вдруг решительно сказала Мари. — Я не пойду, пойдёшь ты, Плакса-Мэри! — Да ну тебя! — отмахнулась подруга. — Сейчас объясню. Я, конечно, дипломатичная. Но она может сказать мне «нет». А вот если ты пойдёшь... — А мне она не может сказать «нет»? — Да подожди! Ты же известная рёва, ты такие слёзы там распустишь, что даже такая сдастся! Плакса-Мэри всхлипывала. — Я дорогу не знаю... — Зато я знаю. Я тебя туда приведу. Я уже выследила, куда Юрка ходит. — Ага, а я эту Ольгу Владимировну не видела... — Зато я видела. Я её сфотографировала. Вот, гляди. Мари показала фотографию. На ней была запечатлена черноглазая строгая девушка. Плакса-Мэри облила фотографию потоком слёз. 7. Объяснения Плакса-Мэри бродила по чужой школе. Да уж, Муся хороша. Велела ей гулять тут по этажам... Это интересно, конечно, но если в этом районе они заблудятся, Муся будет отвечать. — Девушка! Девушка! — подождите! Оля остановилась. — Вас зовут Ольга Владимировна? — Да. — Скажите, вы общаетесь с Юрием? — Да, а что? — Он так мучается! Пожалуйста, простите его? — Это не твоё дело, девочка, — сказала Оля. — Тем более ты не знаешь ничего, что было раньше. — Я знаю! Понимаете, Юра вас ревновал... он не хотел, но издевался... Юра любит вас, просто он ревнивый очень... Плакса-Мэри разрыдалась на весь коридор. –«Когда эта банда от меня отстанет?» — подумала Оля и оглядела девочку. На девочке была аккуратная одежда — блузочка и юбочка делового стиля, со вкусом подобранные украшения — синие бусы и клипсы, а русые волосы девочки собраны в аккуратный хвостик. Девочка вызывала скорее симпатию, чем раздражение. — Успокойся, не плачь из-за этого, — Оля вытерла слёзы Плаксе-Мэри. Плакса-Мэри отдала Оле тетрадку. — Возьмите... Это его дневник. Там всё написано. Плакса-Мэри попрощалась и пошла в фойе, где её ждала Мари. 8. Нежданная любовь Юрий уже в который раз стоял возле кабинета, где его любимая Оля проверяла тетради. — Оленька! — позвал он. — Между прочим, — уточнила беленькая, подходя к двери, — для вас она не Оленька, а Ольга Владимировна. — Это наше дело. — «Наше!» — ядовито усмехнулась беленькая и крикнула: — Оленька! К тебе пришли! Оля вышла. — Вы ещё не изменили своего мнения? — спросил Юрий. — Почему? — выдавила она. — Уже изменила. Оля всё свободное время читала его дневник и чувствовала, что ей необыкновенно хорошо. Так хорошо, будто она... влюбилась. Только непонятно, в кого влюбилась — в Юрия или в его дневник. Но теперь поняла — в Юрия. Он расцеловал её. *** Когда Юрий привёл Олю к себе домой, девочки смотрели сериал. Плакса-Мэри ревела в три ручья. — Пьетро! — кричали девочки. — Не смей бросать Энрику!!! Что ты сказал?! Подлец! Энрика, милая, не плачь! Аугусто!! Подойди и успокой её! Ты же любишь Энрику! Целуй её сию же минуту!!! Ну!.. Раз!.. Два!.. Три!.. Четыре!.. Пять!.. — Привет! — сказал Юрий. — Знакомьтесь. Это моя подруга Оля. — С одной я уже знакома, — с улыбкой добавила Оля. Плакса-Мэри поняла, что предстоит долгая беседа насчёт чужого дневника, и приготовилась плакать.
Читать далее...

 

Алексей Ворожецкий — Метеорит Теслы

«А если расчеты неверны И в цифрах скрыт недочет?»- Тесла расхаживал нервно, Опять погружаясь в расчет Гудит напряжено машина Готовая бросить заряд Искрят провода и пластины Стекла и стены дрожат «Нет, расчет безупречен»- Тесла вновь зашагал «Людей там не будет, конечно Там только сплошная тайга» Взгляд на огромный рубильник Потом на ворох бумаг Параметры в норме, стабильны И Тесла дернул рычаг Удар чудовищной силы Унес в стратосферу заряд. У Теслы карта    России На ней сфокусирован взгляд Кирпичные треснули стены Повсюду осколки стекла Стихло все постепенно Тесла стоит у стола А там, в далекой Сибири Рождение нового дня Ветер покачивал ивы Душистая пахла трава Кувшинки лениво качались В прохладной сибирской реке Солнце уже поднималось Таял туман вдалеке Но мир этот вдруг закачался, Послышался мощный удар В расколотом небе промчался Огромный огненный шар Он быстро к земле приближался Грохот и гул нарастал, Но тут он внезапно взорвался И лес весь в окрУге упал Два солнца в небе пылают Внизу полыхает пожар Почву трясет и качает И снова страшный удар В поселках выбиты ставни Люди падают с ног С неба падают камни «За что же прогневался Бог?» А «бог» этот в шоке глубоком Такой не предвидел масштаб Карты, расчетывсе в топку И срочно все разобрать Пишут о разном газеты Тесла читает их все В одних статьи про комету В другихо страшной грозе Пишут, что в небе России Взорвался метеорит И что там, в далекой Сибири Лес весь скоро сгорит Тесла прочел все газеты Теперь он спокоен вполне Никто не узнает не свете Кто автор событий в тайге
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Деревья   2

Пальма Стоит в просторах африканских И не беспомощна она: Она — дитя жары и зноя, Она огнём закалена. Над пальмой солнце золотое, Но солнцу пальму не ласкать: Оно такое огневое И может только обжигать. Но пальме ничего не страшно, Хоть солнце жжёт её огнём. Лишь только холода боится И отгоняет мысль о нём: Она — дитя жары и зноя, Она огнём закалена, И к солнцу страстному привыкла, И с солнцем счастлива она. Рябина В любой душе ты можешь Вдруг возбудить мечты. Капризная рябина, Зачем капризна ты? Когда вокруг морозы, Как жизнь, она сладка. Когда теплом всё дышит, Как смерть, она горька. Капризная рябина Вся, как огонь, красна. За нестандартность мыслей Всем нравится она. Ель Ель пышная, в зелени вечной, И держится очень спокойно. И думает — все остальные Деревья её недостойны. Деревья её недостойны, Она создана не для леса — Вся в золоте, к Новому году Она заблестит, как принцесса.
Читать далее...

 

Zhguchij — бетон

я касаюсь босыми ногами бетона, зажигалку ищу по карманам своим, безнадежно я жду вновь звонка телефона, безнадежно и глупо как юность старик, я не слышу звонка, слышу вополь дороги, слышу вой у обочин промокших щенят Их подушечки лап не касались порога, И за это они ни кого не винят позвони, набери эти чертовы цифры, разгони эти мысли, гляжу на карниз, мне негоже боятся выступающих рифоф, может это буйки, не стремятся что в низ, необьятна охапка тех образов мыслей, что пытаюсь обнять, 5 минут и рассвет, не звонишь, этот мир бесполезный как гильза, у меня лишь она, у тебя пистоле.
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Праздничный сон

1. Рассказ Глеб бежал по лестнице на первый этаж. С ума сойти! Наталья Евгеньевна сегодня так улыбнулась ему! С ума сойти! Наталья Евгеньевна была его любимой — не любимой учительницей, а любимой. Учительницей Глеба она была до выпускного. Он и сам тогда был её учеником. А теперь она была самой красивой женщиной из всех, которых видел Глеб — девочка-практикантка с тонкими бровями, с русыми косами, длинными и пушистыми... Он трепетал, видя её. Сегодня Глеб рассказал об её улыбках сестре. — Ой, и на что свои нервы тратишь? — спросила Оля. — Ведь она же тебя не любит, да и сам говорил, у неё есть парень. — Ой, да видел я этого цуцика! — Глеб презрительно рассмеялся. — Брови — так, нос — так, губы — так. Нет, что ни говори, она должна быть моей хоть как! — Понимаю! — даже насмешки Оля говорила спокойным голосом. — Ты посадишь её в машину и увезёшь к себе. А потом запрёшь в шкаф и не выпустишь, пока не скажет, что любит тебя. Глеб смутился. — Ну ладно, а вот я читала тут одну историю... Глеб насторожился. Сейчас Оля расскажет что-нибудь интересное! — ...про Римского-Корсакова. Он был влюблён в одну девушку. Очень любил её, без памяти. А она вышла замуж за другого. Композитор по-прежнему любил её, но потом смирился, и они остались просто друзьями. — Дурак такой! — возмутился Глеб. — Действовать надо было! — Подожди! не в этом дело. Римский-Корсаков хотел видеть свою любимую счастливой — не с ним, так с другим. Он жертвовал всем ради её счастья... Рассказ сложный и интересный. — Послушай, — сказала Оля, — а это не она? По улице шла молодая женщина в зелёном платье с красными цветами и в золотых туфельках. Красная шляпа скрывала лицо. — Она, — прошептал он. — Ну, беги скорей, пока не пропустил. Он ушёл. 2. Ночью Глебу приснился чудесный сон... Глеб выступал на концерте. Он был одет в чёрный фрак. Он играл на фортепиано. В первом ряду сидела красавица в серебряном платье. Это была Наталья Евгеньевна. Всю свою любовь Глеб вкладывал в музыку, чтобы восхитить её. — Ты прекрасно играл! — крикнула она со своего места. Они вместе пошли гулять и там признались друг другу в любви... …Глеб проснулся от звонка. Сначала до него не дошло, почему свидание проходит под жуткие дребезжащие звуки. И только когда Оля взяла трубку телефона, он понял, что уже не спит. — Алло… — заговорила Оля сонным голосом. — Нет, мы завтра не встретимся… Что?.. Нет… Ой, не надо только этого — ах-ох, умру-люблю… Что?.. Слушай, если будешь ко мне приставать, я не буду общаться с тобой… Но я же сказала, что мы завтра не встретимся… Оля бросила трубку. Глеб понял, кто этот несчастный, настойчивый парень, которому не везёт. «Бессердечная ты, Олька», — подумал Глеб. Но через полминуты брат и сестра упали на подушки и заснули. 3. Встреча Глеб пошёл к любимой. Какой прекрасный сон ему снился! А как сказала Оля? Праздничный сон — до обеда… Из раскрытой двери на него глядела Наталья Евгеньевна. Они общались с помощью телепатии, взглядами. «Что вы на меня так смотрите? — удивлялся Глеб. — Что я сделал?» «Как будто сам не знаешь что! Забыл, как до самого дома меня преследовал вчера?» «Но мы же так мало встречаемся!» «И не надейся! — Наталья Евгеньевна вошла во вкус. — Я буду не одна. А ты будешь смотреть и кусать локти!» «Ну и ладно, — обиделся Глеб. — А я туда вообще не пойду». Но он знал, что вечером снова пойдёт за Натальей Евгеньевной. 4. Оля Оля была вся серая — серая кофточка, серая юбка, серый шарфик, серые глаза. Оля была спокойная. Ничто не могло заставить её потерять голову. Если она злилась, ревновала, насмешничала, шутила, восхищалась — она всё равно говорила об этом спокойно, без выкриков. Парни, влюблённые в Олю, говорили, что она холодная, неприступная, бессердечная — а по вечерам телефон разрывался от их звонков. Оля была умная, начитанная, знала много интересных историй. Глеб всегда заслушивался. А если у него что-нибудь случалось — он шёл первым делом к ней. Оля была миролюбивая. Если кто-то ссорился, она ещё не знала, что случилось, а уже всех мирила. У Оли затрезвонил телефон. — Алло… — говорила она. У тебя концерт?.. Что?.. Хорошо, выхожу. Она достала из шкафа серое платье с кружевным воротничком и серые туфли и начала одеваться. 5. Дебют Глеба Все, кто учился играть на фортепиано, выступали на концерте. Глеб тоже выступал. Фортепиано в комплекте с чёрным фраком делали из него маэстро. Только оранжевость волос портила впечатление. А рядом стояла Оля со своим настойчивым кавалером. — Оля меня пригласила, — сказал он. — Молодец, Оля! — сказал Глеб. — Ты могла поступить только так. Но вот уже надо было выступать. Глеб играл. Нечаянно он посмотрел в зал и увидел там Наталью Евгеньевну. Ах, неужели?.. Всё своё старание Глеб вкладывал в музыку, чтобы восхитить её. *** После выступления Глеб нигде не мог найти Наталью Евгеньевну. — Она уезжает в Екатеринбург, кажется, — наконец сказал ему Олин ухажёр. — Где она сейчас? — Глеб едва не чокнулся от такой информации. — Уже уехала или нет ещё?! — Она недавно отсюда вышла, наверное, сейчас на вокзале. — И, видя волнение Глеба, крикнул: — Да ты беги, может, ещё догонишь! 6. Вокзал Когда Глеб примчался на вокзал, Наталья Евгеньевна уже села в поезд. Он немного опоздал. — Наталья Евгеньевна! — крикнул Глеб. Она не слышала. — Не у-ез-жай-те! На-таль-я Ев-гень-ев-на! Поезд отходил, надо было что-то делать. Если бы разверзлись небеса, и на землю спустились божьи ангелы, Глеб не удивился, а сказал: «Пожалуйста, помогите удержать Наталью Евгеньевну!» Я ЛЮБЛЮ ВАС!!! Непонятно, как она поняла, — может быть, прочитала по губам, может быть, подсказала интуиция. Но красивая Наталья Евгеньевна красиво выпрыгнула из поезда. Глеб поймал её и начал целовать. — А ну пусти! — крикнула она. «Зачем было выпрыгивать из поезда? — подумал Глеб. — Чтоб потом кричать вот это?» Прошло ещё несколько минут, и два человека на вокзале разговаривали так: — Ну всё, прекрати целовать... — Нет, ты прекрати... — Нет, ты прекрати... — Нет, ты... — Нет, ты...
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Алые паруса

Она в хижине жила, Не в чертогах золотых, Покрывал её муслин Вместо тканей дорогих. Но кольцо — не сон, а правда, И твоё оно, Ассоль, И недолго ждать осталось Твоих алых парусов. В море — кукольный фрегат, Вместо моря был ручей, А о принце помечтать Ничего не стоит ей. Но кольцо — не сон, а правда, И твоё оно, Ассоль, И недолго ждать осталось Твоих алых парусов. Доняла тебя игра И забава с кораблём. От игры чтоб отдохнуть, Ты заснула детским сном. Но кольцо — не сон, а правда, И твоё оно, Ассоль, И недолго ждать осталось Твоих алых парусов. Ты заснула, но и там Не реальность, а мечта. Не успевши отдохнуть, Ты устанешь ото сна. Но кольцо — не сон, а правда, И твоё оно, Ассоль, И недолго ждать осталось Твоих алых парусов.
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Рассказы о королеве Марго

Я хожу в кружок народных танцев. Всё время повторяю там сложные движения, но мне нравится. Когда я разучиваю новый танец, первым делом показываю его Андрею. Андрей — мой сосед по лестничной площадке. Ему девятнадцать, а мне двенадцать, но мы общаемся. Ему со мной интересно. Я как-то зашла к нему — продемонстрировать новые движения. А он рассматривал фотографии. Я тоже посмотрела. На одной он танцевал в вышитой рубашке и синем пиджачке — такие пиджачки на Украине назывались жупанами. Рядом танцевала белокурая стройная девушка в лентах и бусах. На рубашке у неё красные цветы и на жилетке тоже цветы. Костюм, какой бывает у украинок: рубашка и жилетка по фигуре, а юбка зелёная и широкая. Сама девушка красивая и изящная. — Кто это? — спросила я Андрея. — Моя одноклассница. Бывшая. — Да? А как её звали? — Маша. Но мы её называли королевой Марго. Мне показалось, что он придаёт этой девушке какое-то значение. Я начала расспрашивать о ней. — А почему вы её называли королевой? — Она была как королева — красивая и мальчишками вертела как хотела. Мы с ней вместе ходили в кружок народных танцев. Какая она была пластичная — вообще! Он рассказывал про Марго разные истории. Одна история была о том, как Марго сидела, улыбаясь, на парте, а мальчики из её класса целовали ей туфлю — «она сказала, кто лучше поцелует, с тем у неё будет свидание». Я поняла: Марго издевательски относилась к людям. — Расскажи что-нибудь повеселее, — попросила я. Андрей рассказал, как Марго назначила свидание всем мальчикам сразу... Они ждали её на разных улицах, как выяснилось. А сама Марго ни на одной из улиц не была, сидела дома. Мне веселей не стало. Почему-то меня не покидало ощущение, что у Андрея Марго ассоциируется с трагедией. Я спросила — да, это правда. — Когда мы оканчивали школу, я признался ей в любви. Она сказала: «Ты мне неинтересен, мне вообще никто не интересен». На выпускном балу мы танцевали украинские танцы, а потом она ушла. Ушла в буквальном смысле слова. Ушла, не оглянувшись, ни о ком не жалея. Андрей показал мне фотографии со своего выпускного бала. Марго опять танцевала в украинском костюме — в зелёной юбке, синей жилетке с цветами и рубашке с вышивкой. На ней опять букетом развевались ленты и бусы. Другая фотография — там Марго одета уже попроще, в сарафан и передник, но всё равно хорошо выглядит. Сначала, выходит, она танцевала, а потом ушла в буквальном смысле слова. *** У нас кончились занятия в кружке. Кое-кто из наших девчонок остался повторить цыганский танец. Я собиралась домой, но ещё не успела переодеться. Нужно было отправляться на экскурсию от актового зала до раздевалки на первый этаж. Я вышла в коридор и снова увидела Королеву Марго. Без украинского костюма, в нарядном платье, в перчатках, в шляпке с голубыми цветочками. У Андрея не было такой фотографии. Но я вспомнила те и сразу узнала танцовщицу — она стояла тоненькая, светлоглазая, с каким-то монаршим лицом... К ней подбежала Регина. По их разговору я поняла, что они сёстры, хотя и ничем не похожи. Они поговорили, и Регина убежала, помахав рукой своей сестричке, а я решилась подойти к Королеве Марго. — Здравствуйте, — сказала я. Вы меня не знаете, но я вас знаю. Мне о вас рассказывал Андрей Переспелов. У него ещё такие голубые глаза. Глаза — это опознавательный знак Андрея. Они у него большие, красивые, родникового цвета, с длинными девичьими ресницами. Ему ресницы можно тушью красить, а глаза блеском подводить. — Вы нечестно с ним поступили! Я хотела уйти, но она меня остановила. — Девочка, а... где он живёт, ты не знаешь? — спросила Марго. — Знаю. Я его соседка. — Ты меня проводить не можешь? Могу... Если хотите. Я сейчас иду домой. Она пошла со мной. — А как тебя зовут, соседка? — Инна. «Королева!» — думала я. Она на весь наш кружок глядела так, будто мы не равные ей, даже не придворные дамы, а камеристки. Королева! По голосу ясно, что она волнуется. Может, спустилась с золотого трона и вышла к народу? А под этим её золотым троном — Андрей. Его переживания... Когда Андрей открыл нам дверь, у него стал странный взгляд. По этому взгляду я поняла, что для него сейчас существует только Марго. И по её взгляду тоже было понятно — для неё существует только Андрей, и она способна видеть только его. Я их оставила вдвоём — пусть пообъясняются. Пошла в свою квартиру, надела там рубашку, бусы, чёрный платок и начала танцевать.
Читать далее...

 

Леонида Богомолова — Ромео и Джульетта

Он знал, что милая в гробу лежала, Не знала милая, что умер он. Погибли в один день, как будто в сказке. Объял двоих влюблённых вечный сон. Они несчастливы, но молоды всё ж были, А для любви могли они не жить: Им лучше было в небе целоваться, Чем на земле своей не сметь любить.
Читать далее...