Марк Адам — Montre noire. Голем.

Четвертая часть цикла MN.
Предыдущая часть цикла avtor.net/...


Небольшое помещение с низким сводчатым потолком и стенами, вымощенными диким камнем, освещалось единственным чадящим факелом. По периметру комнаты стояли книжные шкафы, забитые фолиантами и манускриптами, и столы уставленные ретортами, перегонными кубами и другой стеклянной посудой. В центре помещения находился крепкий дубовый ствол, каждый угол которого был освещен свечой из черного воска.


На столе лежала человеческая фигура, слепленная глины непривычного красного оттенка. Истукан своими размерами значительно превосходил среднего мужчину. Глазницы его представляли собой пустые впадины, а рот был приоткрыт.


Человек, склонившийся над столом, казалось, шептал что-то на ухо глиняному созданию. Он был худощав, возраст его невозможно было определить точно, но виски уже посеребрила седина. Весь облик его свидетельствовал о высоком интеллекте, а взгляд прищуренных глаз был прикован к истукану.


Закончив шептать, он вздохнул и распрямился над столом. Задумчиво извлек из-под черной накидки сверток, развернув который, выронил на свою ладонь грубой формы камень красного цвета, размером не больше грецкого ореха. Многочисленные грани камня причудливо преломляли свет свечей, и в центре его возникала некая пульсация. Помедлив мгновение, мужчина опустил этот камень в рот глиняного человека.


Еле заметная рябь пробежала по глине, и голова истукана повернулась в сторону своего создателя...


***


А это точно хорошая идея? — спросил Блез, выглядывая в окно кареты: — А то чего-то мне кажется, что парень, упекший Кристофа в Бисетр, а также практикующий самую что ни на есть черную магию, так себе компаньон для застолья.


Может, у тебя есть идея получше? Ну так мы тебя внимательно выслушаем, — парировал Серж.


Да тут много ума не надо — валим к чертовой матери из города...


Далеко от таких людей ты не уйдешь. Это я тебе на тот случай говорю, если ты еще не понял, что мы у них под колпаком, раз этот Сэнд так легко нашел нас, то нам от них не скрыться. Узнаем, что он от нас хочет, это хотя бы даст нам дополнительное время.


Время для чего? Самим себе петлю на шее затянуть? Я уж лучше так, чем буду мыкаться по застенкам Бисетра как неупокоенный дух. А этот малый точно не из бедных. Сначала карету за нами прислал, а теперь я смотрю и домик у него в буржуазном районе...


Блез, сделай одолжение — закрой пасть.


Карета остановилась. Через полминуты дверцу открыл человек в лакейском одеянии.


Господа, прошу за мной. Хозяин уже давно ожидает вас.


Мы прошли за ним через калитку высокого кованого забора. Перед нами предстал двухэтажный дом, фасад его поражал своей роскошью. Поднявшись по сдвоенной лестнице к парадному входу, мы встали возле дубовой двери, которую перед нами в ту же секунду открыл мажордом.


Прошу. Господин Сэнд в библиотеке. Я провожу вас.


Внутреннее убранство дома буквально ослепляло своим богатством. Алебастр здесь соседствовал с позолотой и слоновой костью, а красный сандал переходил в эбеновое дерево. Мы прошли по мраморному полу центрального коридора, свернув затем направо, и очутились в кабинете, сплошь уставленном огромными стеллажами, забитыми до самого потолка книгами. Возле камина стоял невысокий столик, вокруг которого были расставлены четыре кресла. В одном из них сидел молодой мужчина в шелковом домашнем халате и смотрел в огонь.


Господин, гости прибыли. Могу ли я еще чем-то помочь?


Нет, Фабьен. Можешь идти. Благодарю, — ответил он приятным баритоном. — Друзья мои, добро пожаловать. Мое имя — Ренард Сэнд, и я думаю, что пришло время для нашей с вами беседы.


Какой еще, на хрен, беседы, — вылез вперед Блез: — Ты одного из нас упрятал в дурку, или ты об этом уже позабыл?


Господа, приношу вам свои искренние извинения. Это было небольшое недоразумение...


Небольшое недоразумение? Нихрена себе, вот оказывается, что это было. А если бы Кристоф гнил в Бисетре до конца дней, то это было недоразумение покрупнее?


Мы были не правы, признаю. Наше общество довольно скрытно, и когда кто-то вторгается в нашу тайную жизнь, причем в довольно грубой форме. И часто наша реакция бывает, хм, немного чрезмерной. Я признаю нашу ошибку, и готов компенсировать вам предоставленное неудобство.


Это ни в какие ворота не лезет... компенсировать? Это вы сейчас имеете в виду деньги? — навострился Блез: — Что же вы сразу не сказали. Сразу видно — порядочный вы господин, не правда ли, парни?


Ренард подошел к письменному столу и, выдвинув верхний ящик, достал небольшой кожаный мешочек. Взвесил его на ладони, а затем бросил Блезу в руки.


Мне кажется, что это будет лучше моих сожалений.


Блез, развязав тесьму, заглянул внутрь кошеля и присвистнул.


Конечно, мсье. Вы прощены. Абсолютно никаких претензий к вам более мы не имеем.


Рад слышать. Впрочем, это не единственное, ради чего вы были приглашены в мое скромное жилище. Как я подметил, вы — довольно ловкие ребята, раз смогли вытащить товарища из Бисетра. По этой причине я предлагаю вам работу, за выполнение которой вы получите в несколько раз больше, чем содержимое этого мешочка. Что скажете, господа?


Вы знаете, у нас своих дел немало... — начала говорить Серж, но Блез тут же перебил его:


Мсье Сэнд, мой друг так шутит. Мы внимательно слушаем ваше предложение.


Отлично. Ни на мгновение не сомневался в вашей деловой хватке. Итак, перейдем к сути вопроса. Мне нужна одна очень старая книга "Тайное описание благословенного камня, именуемого философским". Когда-то она принадлежала Николя Фламелю — известной в определенных кругах личности, им же она и написана. По слухам, он был погребен вместе с ней. Вы же, насколько мне известно, имеете опыт в подобных делах. Принесите мне эту книгу, и я дам за нее столько золота, что вам никогда больше не придется работать.


И где же нам ее искать? — поинтересовался я: — Сдается мне, это не так просто. В противном случае, вы бы и сами занялись этим.


О, ни в коем случае! Никакого подвоха. Мы знаем точное место, но зачем же лезть неуклюжим профанам, когда представилась такая замечательная возможность нанять профессионалов.


Больно ладно поете, мсье. Что это за место? Есть ли охрана? — прервал Сэнда Серж.


Люблю деловой подход. Саркофаг Фламеля находится в крипте под башней Сен-Жак. Вы сможете узнать нужный саркофаг по надписи надгробной плите. Я дам вам пергамент, копирующий ее.


Сдается мне, если нас заметут за разворовыванием погребения внутри церкви... Тут уж вряд ли до суда дело дойдет, вероятнее всего нас сожгут на месте, — немного мечтательным голосом произнес Блез: — Интересно, каково это — гореть заживо? Вонища жуткая, наверное...


Если мы принесем вам эту книгу, будет ли это значить, что вы оставите нас в покое? Несмотря на то, что видел Кристоф? — спросил Серж.


Клянусь, я обменяю золото на книгу и навсегда забуду о вашем существовании. Тем более что в скором времени я покидаю Париж.


Тогда мы согласны, — хмуро ответил Серж, переглянувшись с нами.


***


Удача была на нашей стороне. Оказалось, что в крипту можно было попасть через погреб церкви Сен-Жак-ля-Бушери, который имел выход на задний двор. Дождавшись полночного колокола, мы решили выждать еще немного времени, а затем приступить ко взлому этой двери. Блез достал из кармана какую-то свечу и зажег фитиль. Мы с Сержем потеряли дар речи. В руках Блеза была не просто свеча, подсвечником для нее выступала высушенная человеческая кисть, обхватывающая воск костистыми пальцами.


Это еще что? — яростно прошипел Серж.


Рука славы. Ну, помните тот случай, когда мы провалились в катакомбы вместе с могилой Жака Моррина? Я же прихватил его руку с собой. Хотел загнать одному торгашу, да передумал. Ну и попросил его выполнить из нее эту чудную вещицу. Вы же знаете, что огонь свечи в ней виден только владельцу? Незаменимая вещь при взломе. Да и удачу приносит.


Блез, ты идиот. Я вижу свечу, Кристоф тоже. Как вообще можно верить в подобную чепуху?


Это потому, что вы вместе со мной пошли на это дело. На сообщников владельца чары тоже не действует.


Господь Всемогущий... ну тебя в пекло. Пошли.


Крадучись мы пересекли двор. Блез сунул мне свой чудовищный светильник, а сам, достав отмычки, склонился над замком двери церковного погреба. Взломом он промышлял чуть ли не с пеленок, поэтому не прошло и минуты, как в замке лязгнуло, и дверь с тихим скрипом приоткрылась. Блез забрал обратно свою сушеную руку и, прикрыв ее свет плащом, нырнул в открывшийся проем. Я — за ним, а Серж вошел последним, аккуратно притворив за собой дверь.


Спустившись по истертым каменным ступенькам, мы оказались в длинном помещении с очень низкими потолками, настолько, что Сержу с его огромным ростом приходилось постоянно пригибать голову. По бокам помещения двумя рядами стояли огромные винные бочки. Я пробирался между ними за Блезом, как вдруг сзади раздалась приглушенная ругань. Обернувшись, мы увидели Сержа, держащегося за голову, видимо один из выступов на потолке сыграл с ним злую шутку. Блез, глянув на меня, состроил злорадную гримасу, на что я ответил ему укоризненным взглядом.


Серж, ты там живой? — громко шепнул я.


Все нормально. Ненавижу подвалы. И почему нас всегда несет именно в них?


Давайте уже двигать дальше, — пробурчал Блез.


Пройдя винный погреб и подвалы с продовольственными запасами церковников, мы добрались до развилки. Слева была небольшая лестница, ведущая наверх к внутреннему выходу из погреба, справа же — дверь крипты, с которой Блез справился еще быстрее, чем с замком на улице.


Внутри крипты царили холод и темнота, света от руки славы еле хватало, чтобы осветить крошечный лоскут пространства вокруг нас. Все огромное помещение было сплошь уставлено саркофагами. Серж достал из кармана полученный от Сэнда обрывок пергамента, и мы втроем склонились над ним, изучая надпись.


"...Domine deus, in tua Misericordia speravi... "


"...Я вышел из праха и возвращаюсь в прах. Направляю душу к тебе, Иисус Спаситель человечества, прощающий грехи..."


А что за первая запись? Это латынь? — спросил Блез.


Да. Это значит: "Господь Всевышний, на Твоё милосердие уповаю". Как-то так, — ответил Серж. И добавил: — Давайте разделимся и обыщем здесь все.


Я достал два свечных огарка, которые мы зажгли от огня свечи Блеза, и разошлись по трем ответвлениям, на которые делилась крипта, освещая надписи на могильных камнях. Мне повезло. Взгляд мой упал на массивный саркофаг, стоящий в одной из многочисленных стенных ниш. Я осветил его поверхность, приподняв руку со свечой. На крышке было изображение каких-то трех святых и несколько отрывков текста, которые я без труда узнал.


Псс... Серж... Блез...


Справа нарисовался высокий силуэт Сержа, через пару секунд с противоположной стороны раздался грохот, а за ним приглушенные ругательства. Наконец из темноты вынырнул Блез.


А потише нельзя? Если сейчас сюда набегут церковники, то это будет отличным концом вечера, да и жизни впридачу.


Чертова урна. Я споткнулся об нее, чуть череп себе не размозжил. Кстати, после тех винных бочек, что мы видели в погребе, думаю, можно не переживать. Вся братия сейчас в стельку...


Давайте, вы не будете языками трепать? — оборвал нас Серж, и добавил: — Это точно нужное нам захоронение. Поскорее достаем книгу и проваливаем отсюда. У меня мурашки от этого места.


Мы с Блезом навалились на крышку со своей стороны, и она с тихим скрипом начала сдвигаться. Серж, стоящий напротив, придерживал ее, пока каменный гроб не был открыт полностью, после чего мы аккуратно поставили ее рядом. Подняли повыше свечи. И обомлели. Саркофаг был пуст. Никаких намеков на останки.


Блез громко втянул воздух носом.


Пресвятая Дева Мария и двенадцать апостолов! Сдается мне, что гробы нужны для того, чтобы в них лежали покойники.


Но мертвеца нет!


Да, Кристоф. Большое спасибо. А то я, грешным делом, этого не заметил.


Серж, нахмурившись, склонился ниже, буквально по пояс влезая в нутро саркофага. Затем, закрепив огарок своей свечи на одном из углов, достал нож и начал скоблить им возле одной из стенок гроба. Там начала образовываться щель. Когда она расширилась настолько, что в нее влезли пальцы, мы принялись сдвигать пластину, служившую дном. В результате, перед нами предстал зияющий проход. Во мраке его были видны каменные ступени, уходящие куда-то вглубь...


***


Мы спускались по старой винтовой лестнице, прорубленной прямо в толще известняка. Лаз был глубоким — около десяти метров длился наш спуск. В какой-то момент лестница оборвалась, перейдя в тесный горизонтальный проход. Выйдя из него, мы попали в просторный каменный коридор. Свечи освещали мощеный плитами пол и стены, выложенные булыжником. Невдалеке от нас виднелся какой-то слабый источник света. Мы пошли на него и оказались у поворота, за которым находилось круглое помещение, освещенное несколькими факелами. По всему его периметру было несколько проходов.


Сдается мне, что это часть городских катакомб, обособленных от главной системы туннелей, — прошептал Блез: — Давайте, быстро на ту сторону.


Мы пересекли освещенную площадку. Казалось, что это место обитаемо, и как в подтверждение тому, в одном из коридоров раздались эхом чьи-то шаги.


Быстро! В туннель.


Спешно скрылись мы в полумраке, погасив свечи. Шаги стали ближе к нам, видимо их обладатель был довольно массивен, поскольку поступь его была тяжела. В страхе быть обнаруженными, пятились мы назад. Вокруг была полнейшая темнота, и двигаться приходилось на ощупь. Вдруг Блез прошептал: "Тут какая-то дверь". Раздался тихий скрип петель, и за нашими спинами возник тонкий луч блеклого света, падающий через открывшуюся щель...


Нырнув, за так удачно обнаруженную дверь, и прикрыв ее, мы облегченно вздохнули. Комната, в которую мы попали, была то ли лабораторией, то ли библиотекой. Огромное количество стеклянной посуды самых причудливых форм и бессчетное множество книг, стоящих на стеллажах вдоль стен. В дальнем углу стоял пюпитр, на котором лежала закрытая книга. Я лишился дара речи. Я уже был здесь. Я видел эту комнату в своих снах, видел ее и пару недель назад, когда потерял сознание, провалившись в катакомбы. Там еще был человек, но кто он — я не помнил.


Не успел я и рта открыть, как Блез с прытью охотничьей борзой, учуявшей зайца, рванулся к пюпитру и схватил с него книгу.


Вот это повезло! Удача этой ночью с нами, господа! Та самая книга, которую ищет Сэнд. Эй, Кристоф, ты чего такой бледный?


Внезапно он оборвался на полуслове. Взгляд его был устремлен на нечто, находящееся за нашими спинами. Серж и я развернулись к двери и увидели в проеме исполинский силуэт. Судя по размерам, это и был обладатель тех самых шагов, которые мы слышали ранее. И как только его приближение осталось не услышанным? Гигант сделал шаг вперед, свет упал на его фигуру, и мы увидели... Трудно описать это существо человеческим языком... Тело его было кирпично-красного цвета похожего на обожженную глину. Размерами он значительно превосходил любого человека — даже высокий Серж был ниже его плеча. Черты лица были настолько грубы, казалось, их вырубили долотом. Вместо глаз были пустые провалы, вместо рта — нечто наподобие рваной раны.


Какая неведомая сила вдохнула жизнь в это сознание? Чья воля оживила кусок глины, превратив его в живое существо? Существо вывело нас из состояния ступора. По его лику пробежала легкая рябь, гримаса исказилась, и раздался глухой скрежещущий голос:


Чужаки...


Дьявол меня забери! Оно разговаривает! — воскликнул Блез.


Исполин поднял руку, указав на него пальцем.


Вор... Верни...


Хрен тебе! Серж, давай!


По этой команде, Серж, вышедший из оцепенения, выхватил из-под плаща пистолет и выстрелил прямо в грудь глиняного монстра, в то место, где полагалось быть человеческому сердцу. Пуля высекла на теле гиганта небольшую щербину, не причинив ни малейшего вреда. Великан начал издавать глухие звуки похожие на смех. Через секунду Серж получил молниеносный удар глиняным кулаком в грудь, отлетев к противоположной стене.


А вот это плохо, — прокомментировал Блез, отчаянно ища взглядом пути к нашему спасению. Я же остался посередине между ним и глиняным монстром, парализованный нереальностью происходящего. Гигант подошел ко мне и уже занес руку для удара... В ужасе закрыл я глаза... И... удара не последовало. Вместо этого я услышал его голос.


Хозяин?


Открыв глаза, я увидел нависшего над собой исполина, будто бы вглядывающегося в мое лицо. Чудище повторно назвало меня хозяином и встало на одно колено передо мной. Сзади подал голос Блез:


Кристоф. Что это с ним, мать его?


Не знаю... он, как будто бы уснул, — ответил я, поводив рукой перед ликом истукана. И добавил: — Давай-ка уносить ноги отсюда...


Мы подхватили Сержа с двух сторон под руки и осторожно начали обходить монстра. Никакой реакции. Ни единого движения глиняного торса, казалось, что перед нами просто уродливая непропорциональная скульптура.


Книга, за которой мы пришли, была у Блеза, и мы настолько торопились выбраться из этого подземелья, что не заметили в одном из боковых коридоров человека, наблюдавшего за нами. Он стоял там, сливаясь с тенями, и единственное, что выдавало его — тусклый свет от курительной трубки...


***


Серж открыл глаза. Посмотрел мне в лицо замутненным взглядом, затем перевел взгляд на Блеза.


О, Господи. Значит все-таки я в аду...


Не дождешься! Ну-ка глотни, — с этими словами Блез протянул ему глиняную кружку. Серж сделал из нее пару глотков.


Дьявол! Откуда у вас такое божественное пойло?


Ха! Ты думал, что я смогу просто пройти мимо винного погреба? Плохо же ты обо мне думаешь.


Признаю, иногда твои идеи не так уж и плохи. Книга у вас?


Блез вместо ответа достал фолиант из подземелья и помахал им перед нами.


Серж, а тебе не хочется узнать, каким образом мы сами оттуда выбрались, да и тебя вытащили?


Кристоф, я чувствую, что этого долгая история. Сейчас хочу лишь одного — отдать эту проклятую книгу, получить за нее деньги.


А потом?


Напиться. Желательно до беспамятства. И забыть всю ту чертовщину, что мы видели за последний месяц...




Автор


Марк Адам

Возраст: 27 лет



Читайте еще в разделе «Фантастика, Фэнтези»:

Комментарии приветствуются
Дело принимает неожиданный поворот© блин, надеюсь, что не спойлерю догадкой, но кажется Кристоф родственник "хозяина"? 😉

Ок,чуть не забыла.
Внутри текста что-то царапнуло взор. Вот эти строки


...ПЕРЕД НАМИ предстал двухэтажный дом, фасад его поражал своей роскошью. Поднявшись по сдвоенной лестнице к парадному входу, мы встали возле дубовой двери, которую ПЕРЕД НАМИ...
+1
17-05-2020
опа...надо поправить,спасибо — опыта мало и такие шероховатости пропускаю.

По догадке отвечать не буду))
+1
17-05-2020
Та я тоже, когда что-то пишу, не замечаю шероховатостей. Как говорят :"Со стороны виднее"©
Но, вроде бы, не очень хорошо, когда в соседних предложениях одинаковые местоимения, или похожие обороты. Наверное,бывают и исключения 🤷
+1
17-05-2020
 
Марк Адам: комментарий удалён пользователем Марк Адам 17-05-2020
Абсолютно согласен — некрасиво.
0
17-05-2020
обожаю роскошное описание комнат, обстановки, дома читаю дальше.
0
17-05-2020




Автор


Марк Адам

Возраст: 27 лет



Расскажите друзьям:


Цифры
В избранном у: 1 (Июлька)
Открытий: 97
Проголосовавших: 2 (Июлька10 Абрикоскина10)
Рейтинг: 10.00  

Пожаловаться