sikambrПСИХОЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ ТАРАКАНЫ СУМАСШЕДШЕГО КРИТИКА

(критический анализ произведения Ефима Хазанова «В одной цепи…» http://avtor.in/page-id-46402.html)
Критика25-09-2013 00:04
Эфим Хазанов «В одной цепи…»


В одной цепи, суставом за сустав,

Тугой и гибкий, словно позвоночник,

Бежал по рельсам поезд-полуночник,

Стремился в свой конечный путь состав.


В пустой тоннель входил, как в паз засов,

Гудком надсадным в стены упирался,

И этот жуткий первобытный рёв

Под сердцем гулким эхом отдавался.


…А я баюкал расставанья боль,

Оконце поколупывал незряче,

Где в черноте холодный лес маячил,

И колотил о сосны дождь рябой.


В гортани зрела речь, а я молчал.

Куда я, за каким попутным ветром?

…А поезд в лес вонзался, поезд мчал,

Отстукивал минуты, километры.


Кто я ему?

Случайный пассажир,

Пустой балласт, обыденная ноша.

Я влез в его вагон незван-непрошен

И, значит, для него я был чужим.


Я рад, что жизнь его полна хлопот,

А я, как в мире этом, здесь случаен,

Меня никто не ждёт — его встречают,

Мне — в Никуда,

Ну а ему — в ДЕПО.



Весьма непопулярно мое воззрение, которым я хочу поделиться с вами, уважаемые поэты. Но даже не питая надежды на взаимопонимание, думаю, будет полезным любому автору пройтись по цепочке рассуждений вашего покорного слуги и ощутить всю глупость ситуации в которую так часто попадают рецензии легковерных чтецов, к коим иногда и я присоединяюсь пребывая в состоянии эйфории.

Потому, я предлагаю вашему вниманию критический отзыв, конечный вариант которого диаметрально противоположен изначальному. Так получилось, что я прожил некоторую часть жизни с этим произведением, и всякий раз читая его, открывал для себя все новые дефекты, в конечном счете, разочаровавшись полностью.

Прочитав впервые этот стих, я был сражен его психоделикой и его уникальной образностью. Более того, в памяти возникла картина прошлого, где я, также находясь в купе´, упершись в окно «баюкал расставанья боль».

Спустя время, перечитывая заново этот стих, углубившись в него по самое «не хочу», в моей голове завелся маленький психолингвистический тараканчик. Поводом для его появления послужили эти строки:


«…А я баюкал расставанья боль,

Оконце поколупывал незряче,

Где в черноте холодный лес маячил,

И колотил о сосны дождь рябой»


Вспоминая аналогичное расположение духа, я понимал, что в этом отрывке была попытка передать состояние глубокого погружения в себя. Фраза: «Оконце поколупывал незряче» отражает внутренние обстоятельства, когда думаешь о чем-то важном, уткнувшись (допустим) в телевизор, и выходя из этого состояния, осознаешь, что ничегошеньки не видел из того, что в это время транслировалось по телеэкрану. Бывает, что ручка или карандаш в руке, как бы сам по себе рисует на бумаге всякие фигуры или узоры, но глаза не видят их, они определяются сознанием лишь после «выхода».    

«В гортани зрела речь, а я молчал» — эта строка, еще более усиливают картину психологической отрешенности от окружающей обстановки и показывают акцентирование мыслей ГГ на какую-то очень важную жизненную ситуацию. Т.е. главный герой пребывает отделенным от внешнего мира, как принято говорить — находится в нирване, которая является следствием стрессовой ситуации от расставания с человеком самым...самым…

Тогда, вопрос!

Можно ли, с точки зрения, лексической логики и психолингвистики оправдать дальнейшие строки:

«Где в черноте холодный лес маячил,

И колотил о сосны дождь рябой»

Получается двоякая ситуация. С одной стороны, ставится под вопрос правдивость передачи состояния, типа: — Как же так? Автор старался показать всю глубину погружения в себя, и вот те на — перечеркивает её подробностями, которые можно заметить лишь в обстоятельствах относительно беззаботного созерцания.

С другой стороны, оправданием автору, который, между прочим, является режиссером, может послужить прием сравнимый с переключением кинокамеры с одного объекта на другой, в данном случае с погруженного в собственные думы главного героя, на окно вагона. Таким образом, герой произведения может и не видеть, что происходит за оконным стеклом, а ТАМ лес, дождь и т.п. Я могу согласиться с таким приёмом в поэзии, и это было бы весьма эффектно, если бы не лексическая форма, в которой слово «Где» способствует не переключению вида, а дезорганизации лексического строя стихотворения, именно того строя, который создает картину психологического состояния ГГ.

Если уж и говорить о переводе «поэтической камеры» с одного объекта на другой, то предлагаю сравнить два варианта этого перевода:


«…А я баюкал расставанья боль,

Оконце поколупывал незряче,

Где в черноте холодный лес маячил,

И колотил о сосны дождь рябой»


«…А я баюкал расставанья боль,

Оконце поколупывал незряче,

А за стеклом холодный лес маячил,

И колотил о сосны дождь рябой»


Если первый вариант объединяет ВСЁ в главном герое, то второй резко отделяет его от окружающей обстановки. Вот так и получается, что маленькое словцо «где» может сыграть фатальную роль в восприятии читателем атмосферы так усердно создаваемой автором.

Казалось бы, какая мелочь, это же сущая ерунда мимо которой можно пройти и не обратить внимания ведь в целом…

Но на этом, маленькие приключения маленьких слов не заканчиваются! Перечитав в третий раз произведение, я наткнулся на еще одно маленькое слово, задающее направление всему произведению. И оно находится в самом начале.


В одной цепи, суставом за сустав,

Тугой и гибкий, словно позвоночник,

Бежал по рельсам поезд-полуночник,

Стремился в свой конечный путь состав.


В чем состоит разница между «конечным путем» и «конечным пунктом»? Наверняка внимательный читатель воспримет этот катрен, как начало описания катастрофы пассажирского поезда. «Конечный путь» ассоциируется с «последним путем» в который провожают усопших либо погибших, а «стремление в конечный путь» со стремлением чего-то по направлению к гибели. Таким образом, лексический вектор первого четверостишия может увести читателя в совершенно иную смысловую стезю. Второе четверостишие усиливает лженаправленность смысла. Фраза «В пустой тоннель входил, как в паз засов», вообще настораживает, и в мыслях чтеца уже закралось мысль — неужели тоннель оказался не пуст? Ну, конечно же, в заваленный чем-то тоннель поезд не пойдет, значит что-то, его вот-вот заполнит! Ан, нет! Просто автору захотелось продемонстрировать ни к чему не привязанные, но великолепные метафоры. На третьем катрене уже понимаешь, что, слава Богу, все живы, речь о другом, речь о переживаниях связанных с прощанием людей, об одиночестве.

Вообще смена акцентных картинок, мне видится весьма быстрой и противоречивой, во втором четверостишии делается ударение на тоннель, в который вошел поезд, и тут же в окне маячит лес, и барабанит рябой дождь о сосны.

«В гортани зрела речь, а я молчал» — строка создающая интенцию, к развитию монолога связанного с «болью расставания», но вдруг, автор опускает читателя с высоты чувств, до банального монолога о поезде. Так о чем же «зрела речь в гортани»? О поезде? Так о чем же произведение вообще, когда все смысловые связи либо разорваны, либо состоят друг от друга на километровых расстояниях?

Вспоминаются слова Бунича о конвенциальной поэзии: «Какая огромная непредвиденность итогов творчества! Рифмованное произведение превращается в след рифменного мышления. Это — произведение, намного расходящееся с первоначальной идеей автора и только в итоге авторизованное им. Осмелюсь заявить, что рифмованная поэзия — это поэзия несбывшихся намерений, в лучшем случае — искаженных, в худшем случае — не существовавших».

В данном случае это именно так, начали «за упокой», кончили «за дравие»…поезда.



Расскажите друзьям:


Автор


sikambr






Читайте еще в разделе «Критика»:

    Комментарии приветствуются
    Как редко видишь достойную критику достойного произведения. И хочется вставить и свои умные пять копеек, но внутренний голос советует промолчать и сойти за умного.
    И всё-таки не могу не позволить себе маленькой ремарки. Ефим Хазанов — поэт, стихи которого приятно читать. Даже так — их читаешь без опаски прочитать откровенную халтуру. Он умеет работать со словом и те картины которые он создает — очень и очень образны и насыщены метафорами. В этом особенность его поэтического голоса.
    Возможно, я не прав, но в данном стихотворении именно это умениесоздавать созерцательные, но в значительной мере статичные картины — ему и помешало выразить желаемое. Динамика поезда несущегося сквозь ночь слишком разрушительна — оттого и образы небезупречны и звучание далеко не идеально, хотя ещё раз повторюсь нельзя, как думается, сомневаться в добросовестном стремлении автора выразить желаемое.
    Что ж не всегда у нас получается.
    И хочется поблагодарить Сикамбра за то, что в данной своей критической статье он не обрушился на автора со всей мощью своего подчас весьма едкого критического дара, но и в самом деле стремился объясниться.

    Спасибо.
    0
    25-09-2013
    Дружище, как ни крути, как ни верти, но тоже должен признать — Ефим, один из моих излюбленных авторов. Ну, так с него и взятки не гладки!)) Хотя есть совершенно потрясающие произведения, на которые рука не подымается.

    Р.S. Немного забурился, скоро вернусь в нашу тему. Извини, что задержался!
    0
    25-09-2013
    «…А я баюкал расставанья боль,
    Оконце поколупывал незряче,
    Где в черноте холодный лес маячил,
    И колотил о сосны дождь рябой»

    Вспоминая аналогичное расположение духа, я понимал, что в этом отрывке была попытка передать состояние глубокого погружения в себя. Фраза: «Оконце поколупывал незряче» отражает внутр
    нет противоречия, ты сравниваешь свое внутреннее состояние в похожем случае, и получается то что получается.
    рассмотрим ситуацию когда боль расставания, доставляет не боль а облегчение (ну разное в жизни случается) и стоя у окна он отдыхает от своих переживаний. растворился в окружающем ландшафте, но раму которая находится у него перед глазами не видит. он не ушел в себя, а вышел
    0
    04-04-2014
    *В данном случае это именно так, начали «за упокой», кончили «за дравие»…поезда. * — а кто тебе сказал что будет легко? вот так вот легко и непринужденно автор услал тебя путем Сусанина, обколачивать лбом окрестные Дубы в поисках кедровых шишек, и пофиг что на дубах шишки не водятся, зато на лбу в достатке
    0
    04-04-2014
    ОНО
    Владимир Шебзухов

    пользователю сайта sikambr
    от автора с любовью

    ОНО — рифмуется с «оно».
    А, коль известно всем давно:
    Каким бы весом ни дано,
    Глубоко ль, не глубоко ль дно –
    ОНО ВСПЛЫВАЕТ ВСЁ РАВНО…

    То станет ясно, что ОНО –
    Обыкновенное… бревно!


    Его (ОНО), случится встретить –
    Не тронь, коль не мешает плыть…
    Но пожелай: на Белом Свете –
    Ему лишь безобидным быть!
    0
    04-11-2015
    milena
     
    Назидательно для многих авторов. Соглашусь не со всем. Но настоятельно порекомендую для расширения кругозора
    0
    21-01-2017
    Все-таки вы замечательный критик. Обзор — тот случай когда и произведение и его разбор сливаются в симфонию разума, торжествуя над экзистенцией... О чем это я?
    Ах, да! Не соглашусь однако с Вашим мнением — чувства переданы и приняты, акценты расставлены, образы глубочайшие. Ваши замечания имеют право на существование, но "недостатки", это только лишь веснушки на лице красавицы.

    Почтите нас как-нибудь своим присутствием, задайте тон?
    0
    13-02-2017
    Ну удовольствие же читать подобный анализ стихотворения! Катарсис в чистом виде! И от произведения и от его разбора.
    Я не умею так, ибо «ноль» и абсолютно безграмотен в этом плане и жду пришествия на сайт новых критиков. Или «возвращенцев» из старых...
    0
    11-10-2018




    Автор


    sikambr





    Цифры
    В избранном у: 1 (GraphOrMan)
    Открытий: 1331
    Проголосовавших: 2 (Peresmeshnik10 milena10)
    Рейтинг: 10.00  

    Пожаловаться